Скачать Фильм Казис Буошка Через Торрент

Более 2 768 348 фильмов, игр, музыки и других файлов

Скачать Фильм Казис Буошка Через Торрент

Фильмы о холокосте - катастрофе европейского еврейства Скачать фильм казис буошка через торрент. По мере нахождения ссылок в сети инета,они будут выставлятся ниже. 1 Metal Gear Solid 4: Guns of the Patriots (2008 video game) 2 Band of Brothers (2001 TV mini-series) 3 Schindler's List (1993) 4 Nuit et brouillard (1955 documentary short) 5 Auschwitz: The Nazis and the 'Final Solution' (2005 TV series documentary) 6 The Nazis: A Warning from History (1997 TV mini-series documentary) 7 The Pianist (2002) 9 We Stand Alone Together (2001 TV documentary) 10 Watchmen (2009) 12 Vita и bella, La (1997) 13 Playing for Time (1980 TV movie) 14 Idi i smotri (1985) 15 Hфtel Terminus (1988 documentary) 16 War and Remembrance (1988 TV mini-series) 17 Baraka (1992 documentary) 19 Der Fuehrer's Face (1942 short) 20 The Killing Fields (1984) 21 Die Wannseekonferenz (1984 TV movie) 22 Anne Frank Remembered (1995 documentary) 23 Zwartboek (2006) 25 Kapт (1959) 30 Anne Frank: The Whole Story (2001 TV movie) 31 Into the Arms of Strangers: Stories of the Kindertransport (2000 documentary) 32 The Boy in the Striped Pyjamas (2008) 33 The Soviet Story (2008 documentary) 34 The True Glory (1945 documentary) 35 Giardino dei Finzi-Contini, Il (1970) 36 QB VII (1974 TV mini-series) 37 Musнme si pomбhat (2000) 38 Conspiracy (2001 TV movie) 39 Die Fдlscher (2007) 41 The Diary of Anne Frank (1959) 42 Pasazerka (1963) 44 Sophie's Choice (1982) 45 One Survivor Remembers (1995 documentary short) 46 Gloomy Sunday - Ein Lied von Liebe und Tod (1999) 47 The Last Days (1998 documentary) 48 Prisoner of Paradise (2002 documentary) 49 Paper Clips (2004 documentary) 50 The Rise and Fall of the Third Reich (1968 documentary) 51 Shoah (1985 documentary) 53 The Long Way Home (1997 documentary) 54 Train de vie (1998) 55 Nichts als die Wahrheit (1999) 56 Walk on Water (2004) 57 The Last Hangman (2005) 58 Spielzeugland (2007 short) 60 Nackt unter Wцlfen (1963) 61 Escape from Sobibor (1987 TV movie) 62 The Attic: The Hiding of Anne Frank (1988 TV movie) 63 Fighter (2000 documentary) 120 Max and Helen (1990 TV movie) 121 The Witness (1992 TV short) 122 Wielki tydzien (1995) 124 The History Boys (2006) " 8,447 125 Forgiving Dr. Mengele (2006 documentary) 126 The Black Widow (1947) 127 Apt Pupil (1998) 129 Miracle at Midnight (1998 TV movie) 130 Haven (2001 TV movie) 131 Hitler's Search for the Holy Grail (1999 TV documentary) 132 The Lost Children of Berlin (1997 documentary) 133 Un monde presque paisible (2002) 134 Sarah Silverman: Jesus Is Magic (2005) 135 The Juggler (1953) 137 Guernica (1978 short) 139 Novembermond (1985) 141 Anne Frank's Diary (1999) 142 Der Letzte Zug (2006) 143 Jakob the Liar (1999) 144 The Devil's Arithmetic (1999 TV movie) 145 Beneath the Planet of the Apes (1970) 146 CBS Schoolbreak Special (1984 TV series) Episode: Children Remember the Holocaust 147 Laylat El-Baby Doll (2008) 148 The Empty Mirror (1996) 149 Wu ji (2005) 151 Day the World Ended (1955) 152 Masters of Horror (2005 TV series) Episode: Dance of the Dead 153 Mindwarp (1992) 155 The Unborn (2009) 157 The Singing Forest (2003) 158 Love and Sacrifice (1936) 159 Majdanek - cmentarzysko Europy (1945 documentary short) 160 Die Todesmьhlen (1945 documentary) 161 Seeds of Destiny (1946 documentary short) 162 Lang ist der Weg (1948) 163 Singing in the Dark (1956) 164 Deveti krug (1960) 166 The Diary of Anne Frank (1967 TV movie) 167 The Song and the Silence (1969) 168 Hranjenik (1970) 170 The Day the Clown Cried (1972) 171 Makah Hashmonim V'Echad, Ha- (1974 documentary) 172 Crvena zemlja (1975) 174 Archiv des Todes (1980 TV series) 175 Baranski (1979) 177 Das Letzte Loch (1981) 178 An uns glaubt Gott nicht mehr (1982 TV movie) 179 Alinsky's Children: The Dr. John Haney Sessions (1983 short) 180 Banjica (1984 TV series) 181 The Ties That Bind (1985 documentary) 182 The Execution (1985 TV movie) 183 Forbidden (1984) 185 Die Steine (1985) 187 Wohin und zurьck - Welcome in Vienna (1986 TV movie) 188 Partisans of Vilna (1986 documentary) 189 Krasnodar - Der ProzeЯ von 1943 (1987 documentary) 190 Wherever You Are. . . (1988) 191 Kornblumenblau (1989) 203 Drei Tage im April (1994 TV movie) 204 Die Kunst des Erinnerns - Simon Wiesenthal (1994 documentary) 205 Tzedek (1994 documentary) 207 Anne no nikki (1995) 208 Broken Glass (1996 TV movie) 209 From Hell to Hell (1996) 210 Nuremberg (1996 documentary) 212 In the Shadow of the Reich: Nazi Medicine (1997 documentary) 213 Das Prinzip Dora (1997 documentary short) 214 Punch Me in the Stomach (1997) 215 B'Glal Hamilhamah Hahi (1988 documentary) 216 Voices from the Attic (1988 documentary) 217 Raising the Ashes (1997 documentary) 218 Dai-sanji sekai taisen: Yonju-ichi jikan no kyofu (1960) 219 Blood Money: Switzerland's Nazi Gold (1997 documentary) 220 Цrvйny, Az (1997 documentary) 221 Grьningers Fall (1997 documentary) 222 Ein Stьck Himmel (1982 TV mini-series) 223 Unterwegs als sicherer Ort (1997 documentary) 224 To Bear Witness (1983 documentary short) 225 Shahor Lavan Zeh Tzivoni (1997 documentary) 226 A Letter Without Words (1998 documentary) 227 Bottles in the Cellar (1995 documentary short) 228 Journal de Rivesaltes 1941-1942 (1997 documentary) 229 Na**ichten aus dem Untergrund (1998 documentary) 230 Mishpat Kastner (1994 TV mini-series) 231 Leni (1994 TV movie) 232 Kaddish (1984 documentary) 234 Nifradnu Kach (1991 short) 235 Der Vorletzte Akt (1965 documentary) 236 Rosenzweigs Freiheit (1998) 238 Un vivant qui passe (1997 documentary) 239 Hugo (1989 documentary) 241 Pola's March (1998) 242 My Knees Were Jumping: Remembering the Kindertransports (1996 documentary) 243 Schindler: The Documentary (1983 TV documentary) 244 In Our Own Hands (1998 documentary) 245 Angst (1993 documentary) 247 Who Shall Live and Who Shall Die? (1982 documentary) 248 A Day in the Warsaw Ghetto: A Birthday Trip in Hell (1991 documentary) 249 Fotoamator (1998 documentary) 252 The Port of Last Resort (1998 documentary) 253 Der Prozess (1984 TV documentary) 254 The American Experience (1988 TV series documentary) Episode: America and the Holocaust: Deceit and Indifference 255 Empty (2002 short) 257 Shadows (2000 short) 259 Memorandum (1965 documentary) 261 Ma Sheraiti B'Hebron (1999 documentary) 262 Transnistria, the Hell (1996 documentary short) 263 Never Forget (1998 documentary short) 264 Burning Questions (1999 documentary) 265 Children of the Night (1999 documentary short) 266 The Genocide Factor (2000 TV documentary) 267 The Last Days of World War II (1995 TV documentary) 268 Tak for Alt: Survival of a Human Spirit (1999 documentary) 269 Babiy Yar: Lessons of History (1985 TV documentary) 270 The Final Journey (2003 documentary) 271 Nбmestie svдtej Alzbety (1966) 272 The Final Solution (1979 TV mini-series) 273 Reinhard Heydrich - Manager des Terrors (1977 TV movie) 274 Ruins of the Reich: Rise to Power (2000 documentary) 275 The Hangman (1964 short) 276 Nuremberg Trials (1947 documentary) 277 Closed Country (1999 documentary) 278 Nazi Concentration Camps (1945 documentary) 279 Children of the Shadows (1993 documentary short) 280 . . . But I Was a Girl: The Story of Frieda Belinfante (1999 documentary) 281 Atrocities: The Evidence (1945) 282 Reshimat Ahava (2000 documentary) 283 My Khmer Heart (2000 documentary) 284 The Psychology of Neo-Nazism: Another Journey by Train to Auschwitz (1993 documentary) 285 Death Mills (1945 documentary short) 286 Survivre а Shanghai (1990 documentary) 287 Tйmoins (1988 documentary short) 288 David Proshker (2000 short) 289 Ruins of the Reich: The Glory Years (2001 documentary) 290 Ruins of the Reich: The Occupied Territories (2003 documentary) 291 They Risked Their Lives: Rescuers of the Holocaust (1991 video documentary) 292 Holokaust (2000 TV series) 293 Daffke. . . ! Die vier Leben der Inge D. (1994 documentary) 294 From Hawai'i to the Holocaust (1993) 295 The March (1999 documentary short) 296 The Holocaust on Trial (2000 TV documentary) 297 The Holocaust: In Memory of Millions (1994 TV documentary) 298 The Trial of Adolf Eichmann (1997 TV documentary) 299 Holocaust: New York Tolerance Center (2001 documentary short) 300 So Many Miracles (1987 documentary) 301 Witness: Voices from the Holocaust (1999 documentary) 302 Flucht in den Dschungel (1999 documentary) 303 Auschwitz: The Final Witnesses (2000 documentary) 304 Executions II (1995 video documentary) 305 Struma (2001 documentary) 307 The Charnel House (2002 short) 308 Hazehut Ha'Avuda Shel Hanita (2000 TV documentary) 309 Reshimot Vanda (1995 TV documentary) 310 Inochi no biza (1992 TV movie) 311 Out Loud! (1997 documentary) 312 The Power of Conscience: The Danish Resistance and the Rescue of the Jews (1994 documentary) 313 Distance (2002 video short) 314 Illusion (2002 documentary) 316 Haerev: HaNitzol (2002 TV movie) 317 Sнla lidskosti - Nicholas Winton (2002 documentary) 318 Berga: Soldiers of Another War (2003 TV documentary) 319 Еrhundredets vidner (1998 TV series documentary) 320 Sudbina mi nije dala da odem (2002 video documentary short) 321 Undying Love (2002 documentary) 322 Exodus to Berlin (2001 documentary) 323 Camps of Death (1983 video documentary) 324 Mit 22 Jahren wollte man noch nicht sterben (1988 documentary) 325 The Story of Chaim Rumkowski and the Jews of Lodz (1982 documentary) 326 Eine Liebe in Auschwitz (2001 TV documentary) 327 Dans le rouge du couchant (2003) 328 The Righteous Enemy (1987 documentary) 329 Hitler's Britain (2002 TV documentary) 330 Making Life Beautiful (1999 TV documentary short) 331 A Story of Survival: Behind the Scenes of 'The Pianist' (2003 video documentary short) 332 The Struggle (2002 short) 333 Resisting Paradise (2003 documentary) 334 American Yiddish Theater (2004 documentary) 335 A Generation Apart (1984 documentary) 336 Pamietam (2002 documentary) 338 Wege der Tьbinger Juden. Eine Spurensuche (2004 video documentary) 339 Hidden Heroes (1999 documentary) 340 Dialogues '99/II (2004 documentary short) 341 A Folyamat (Process) (2005 TV documentary) 342 God Wears My Underwear (2005) 343 Mordere iblandt os (1967 TV documentary) 344 Hitler's Pawn: The Margaret Lambert Story (2004 TV documentary) 345 Smierc Zygielbojma (2001 documentary short) 346 Sviedok (2001 documentary short) 347 Warsaw Story (1996 short) 348 Kolysanka (2003) 350 Nuremberg (1946 documentary) 352 Against the Odds (2004 documentary short) 353 Cerca del Danubio (2000 documentary short) 354 Chasing Shadows (1991 documentary) 355 Modlitba pro Katerinu Horovitzovou (1965 TV movie) 356 Luigi Einaudi: Diario dall'esilio svizzero (2000 documentary) 357 The Holocaust Tourist (2005 documentary short) 358 Lelaki komunis terakhir (2006 documentary) 359 Long Shadows: Stories from a Jewish Home (2003 documentary) 360 The Black Hand (2005 short) 361 The Nazi Officer's Wife (2011) 362 The Star, the Castle & the Butterfly (1991 documentary short) 363 Wenn lang die Bilder schon verblassen. . . KZ Theresienstadt - Propagandafilm und Wirklichkeit (2005 documentary short) 364 Majdanek 1944 - Opfer und Tдter (1986 documentary) 365 Out of Faith (2006 documentary) 366 Bracia (2003 short) 368 The Hunter and the Hunted (1981 TV documentary) 369 Journey to **ice (2006 documentary) 370 Pituco (2006 short) 373 Amants des hommes (2006 documentary short) 374 Atrocity (2006 short) 376 My Silent Sadness (2007 short) 377 Bad Day - WW II (2009) 378 The World Was Ours (2007 TV documentary) 379 The Exiles: Ivy and Maxim Litvinov (2009) 380 Madonna ar bernu (2001 documentary short) 381 Verdict on Auschwitz (1993 TV documentary) 382 Kronika powstania w getcie warszawskim wg Marka Edelmana (1993 documentary) 383 Traces (2006 documentary short) 384 Diamonds in the Snow (1994 documentary short) 385 From Philadelphia to the Front (2005 documentary short) 386 Samuel Bak: Painter of Questions (2003 documentary) 387 Song of Hannah (2003 documentary) 388 Back to Gombin (2002 documentary) 389 The Buchenwald Ball (2006 documentary) 390 Making a Killing (1998 documentary) 391 17 Rue Saint Fiacre (1999 short) 392 Breaking the Silence: The Generation After the Holocaust (1984 video documentary) 393 Our Time in the Garden (1981 short) 394 Force of Evil (1989 TV documentary) 395 Kupishok: For Eternal Memory (2005 documentary short) 396 My Dear Clara (2002 documentary short) 397 Robert Clary A5714: A Memoir of Liberation (1984 documentary) 398 Danzig 1939 (1982 documentary short) 399 Days of Memory (1999 documentary) 400 Half Sister (1985 documentary short) Forgiving Dr. Mengele 2007 Novembermond 1995 Для просмотра этого блока необходима регистрация Prisoner of Paradise 1992 Walk on Water (2004) русс. яз. Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Aus einem deutschen Leben 1977 Для просмотра этого блока необходима регистрация Adam Resurrected 2008 - Воскрешенный Адам О фильме: В центре истории судьба еврея Адама Штейна, бывшего клоуна, который, очутившись в концлагере, только потому не попал в газовую камеру, что по приказу нацистов развлекал перед смертью тысячи других евреев. После войны Адам, помещенный в психиатрическую больницу для жертв холокоста, пытается выжить, противостоя окружающему его безумию… Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Sobibуr, 14 octobre 1943, 16 heures 2001 фр. яз. Для просмотра этого блока необходима регистрация Pramen Zivota - Der Lebensborn (2000)-Spring of life чех. яз. Для просмотра этого блока необходима регистрация Canciуn De Esperanza (A Rуzsa Йnekei - Dir Andor Szilбgyi - 2003) исп. яз. Для просмотра этого блока необходима регистрация Man In The Glass Booth Для просмотра этого блока необходима регистрация Nichts Als Die Wahrheit - Dr Mengele (1999 Brd Gцtz George) Для просмотра этого блока необходима регистрация Okupacija U 26 Slika(1978) польск. яз. Для просмотра этого блока необходима регистрация Spielzeugland German 2007- Toyla-Страна игрушек Для просмотра этого блока необходима регистрация Zulawski - Trzecia Czesc Nocy (La Tercera Parte De La Noche, 1971) польск. яз. Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Актеры: Том Круз, Манфрэд-Антон Алгранг, Дэвид Бамбер, Матиас Фрайхоф, Стивен Фрай, Andy Gatjen, Кристиан Оливер, **istopher Karl Hemeyer, Кэрис Ван Хаутен, Эдди Иззард, **us Kammerer, Томас Кречманн, Билл Найи, Florian Panzner, Халина Рейн, Маттиас Режисер: Брайан Сингер Продюсер: Гилберт Адлер, Натан Александр, Крис Брок, Ли Клири, Том Круз, Кен Каминс, Крис Ли, Oliver Lьer, Кристофер МакКуорри, Хеннинг Молфентер, Роберт Ф. Филлипс, Брайан Сингер, Паула Вагнер, Джеффри Ветцел, Чарли Вебкен Композитор: Джон Оттман Во время Второй мировой войны немецкий полковник Клаус фон Штауффенберг (Том Круз) был тяжело ранен в Африке и вернулся в Германию. Совместно с группой высокопоставленных офицеров он разрабатывает план покушения на Адольфа Гитлера. Операция «Валькирия» — это кодовое название контрплана на случай чрезвычайного положения. Этот план заговорщики хотят использовать таким образом, чтобы армия действовала в их интересах, но не подозревала о подвохе. Однако Заговор 20 июля 1944 потерпел поражение, а заговорщиков расстреляли. - Клаус фон Штауффенберг (слева) и Том Круз (справа). Для просмотра этого блока необходима регистрация Другая версия фильма: Для просмотра этого блока необходима регистрация Повествование структурировано на три истории, каждая из которых вызывается из памяти постаревшим Михаэлем Бергом. Первая часть происходит в 1950-е годы в послевоенной Германии, в провинциальном городке, название которого не указывается (подразумевается Гейдельберг). Вторая часть — спустя 10 лет — происходит в Берлине, где Михаэль изучает юриспруденцию. Заключительная часть истории происходит в 1980-е годы. Юный Михаэль Берг, мальчишка 15-ти лет, по дороге из школы внезапно заболевает, и единственной, кто предлагает ему помощь, оказывается 36-летняя кондуктор трамвая Ханна Шмиц, высокая, чуть полноватая блондинка с голубыми глазами. Она приводит его к себе домой, раздевает, моет его и оставляет в своей квартире. Спустя какое-то время Михаэль приходит в чувство и в состоянии отправиться домой. Однако мальчика непреодолимо тянет обратно к взрослой женщине, и он возвращается в её квартиру, где Ханна снова моет его тело, а потом двое занимаются любовью. Тайный роман стремительно вспыхивает, любовники проводят вместе целые дни, и Ханна время от времени просит Михаэля почитать ей книги — она неграмотна. И вот спустя несколько месяцев Михаэль обнаруживает, что его любовница исчезла, оставив пустую квартиру. По прошествии десяти лет Михаэль обучается на юридическом факультете в Берлине, где ему предстоит поучаствовать в первом показательном процессе в реальном суде. К своему шоку среди подсудимых он обнаруживает Ханну. Его бывшая любовница обвиняется в том, что работала надсмотрщицей в концентрационном лагере и во время пожара не открыла двери сотням еврейских женщин, которые заживо сгорели в помещении. Ханна не пытается оправдать свое поведение, хотя для Михаэля, знавшего о её неспособности читать и писать, становится понятно, что она невиновна. В результате Ханна берёт всю вину на себя, и её осуждают пожизненно. Устыдившийся собственной трусости, Михаэль пытается предпринять контакт с Ханной в тюрьме. Они обмениваются редкими письмами (Ханна научилась писать за годы в заключении), однако последнее письмо Ханны так и остаётся неотвеченным с его стороны. Спустя многие годы суд принимает решение о досрочном освобождении Ханны Шмиц, но за день до своего выхода на свободу она вешается в камере. Михаэль, пытаясь разобраться, узнает, что за годы в тюрьме Ханна прочитала много книг о Холокосте, а всё свое имущество завещала женщине, которая была единственной свидетельницей её преступления (и одновременно пострадавшей). Интересно, что с самого начала Кейт Уинслетт отказалась от роли, сославшись на свою занятость и роль перешла к Николь Кидман. Однако из-за роли в фильме «Австралия» База Лурмана Кидман тоже была вынуждена отказаться и через некоторое время роль вернулась к освободившейся Уинслетт… практически все остальные актёры, занятые в фильме – немцы. Исполнителю главной роли молодого Михаеля пришлось практически с нуля учить английский язык… и что интересно, откровенные сцены между ним и Уинслетт снимали уже в самом конце съёмочного процесса…, как только Девиду исполнилось 18 лет. . . Фильм «Чтец» без сомнения заслуживает внимания хотя бы поднятой темой еврейского геноцида, проблемой покаяния, раскаяния и осознания своего преступления. Хана Шмиц, согрешившая с самого начала усугубляет свою вину ещё и службой в СС в концентрационном лагере «Аушвиц». Она лично выбирает девушек, которые пойдут на смерть, потому что лагеря переполнены и новых заключённых нужно где-то селить … Это естественный отбор, жизнь человека, который просто делает свою работу… потому что иначе нельзя… Однако кроме очевидной, но уже давно не новой проблемой «Холокоста» существует ещё и сюжетная линия Михаэля, бывшего несовершеннолетнего любовника Ханны, который всю свою жизнь связан с ней так сказать «одной цепью». Сначала буквальной, каждый день обучаясь у неё тонкостям взрослой половой жизни, затем уже виртуальной, выслушивая на процессе обвинения в её адрес и затем письменно- аудиоцепью – в посланиях и начитанных на кассеты книгах, которые он отсылает заключённой Ханне – вот она версия рождения настоящей аудиокниги. . . Он читал ей практически с самого первого дня их знакомства, потому что Ханна – была неграмотной. Она познавала мир с его помощью, а он с её. Они дополняли друг друга…, а его книги, которые он отправляет ей в тюрьму это голос прошлого, единственная помощь, которую он может ей дать, единственная её связь с внешним миром… И с его помощью, помощью его голоса и её любимых книг, которые она уже знает на память, Ханна самостоятельно учиться читать и писать… В самом финале Михаэль Берг посещает могилу Ханны Шмиц. Желательно в новогоднюю ночь быть в жёлтом или золотистом. А вот и замечательный рецепт для гурманов (придуман не мной). Но не могу не поделиться со всеми вами. Рецепт на Новый Год: Берём двенадцать месяцев года и хорошо очищаем их от зависти, ненависти, огорчений, жадности, упрямства, эгоизма, равнодушия. Каждый месяц разрезаем на три равные части, При этом внимательно соблюдаем пропорции, чтобы каждый день был заполнен работой не более чем на треть, а остальные две трети были заполнены радостью, юмором и весельем, Добавляем три полные (с верхом) ложки оптимизма, большую горсть веры, ложечку терпения, несколько зерён терпимости и наконец щепотку вежливости и порядочности по отношению ко всем и в основном к ближним. Всю получившуюся смесь заливаем сверху ЛЮБОВЬЮ! Теперь, когда блюдо готово украшаем его лепестками цветов, доброты и внимания. Подавать ежедневно с гарниром из тёплых слов и сердечных улыбок, согревающими сердце и душу. Приятного аппетита в Новом Году! Год выхода: 2002 Жанр: Драма, Документальный Режиссер: Янош Сас /Janos Szasz/, Луис Пуэнсо /Luis Puenzo/, Павел Чухрай, Анджей Вайда /Andrzej Wajda/, Войцех Ясны /Vojtech Jasny/ О фильме: "Дети из бездны" - один из документальных фильмов, созданных в рамках проекта Стивена Спилберга "Прерванное молчание", состоящий из восьми фильмов. Три из них сняты самим Фондом "Люди, пережившие Холокост", основателем которого является сам Стивен Спилберг - "Потерянные дети Берлина", "Последние дни" и "Люди, пережившие Холокост". По одному фильму создали ведущие кинорежиссеры Польши, Чехии, Венгрии и Аргентины. В России фильм "Дети из бездны" снял Павел Чухрай. Заслуженный деятель искусств России, сценарист и режиссер Павел Григорьевич Чухрай был признан Федерацией еврейских общин России (ФЕОР) "Человеком года - 2002" за создание кинофильма "Дети из бездны", посвященного трагедии Холокоста. Картина создана на основе документального материала и имеет форму разговора с пережившими Холокост людьми. По словам известного российского кинодокументалиста Марианны Таврог, сотворение ленты - "это режиссерский и человеческий подвиг. Фильмы Павла Чухрая отличают собственный почерк, совестливость, принципиальность". Даю ссылки на ослика и торрент. Русскоязычная серия "Дети из бездны" и в осле и в торренте качается хорошо,все остальные лучше в торренте. Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация О фильме: Представленный Стивеном Спилбергом и его фондом исторических документов проект состоит из 8 фильмов о мужестве и героизме, о выживании в страшной трагедии, происходившей одновременно со Второй мировой войной. Три из них сняты самим Фондом , основателем которого является сам Стивен Спилберг - , и . По одному фильму создали ведущие кинорежиссеры Венгрии, Аргентины, России, Польши и Чехии. В России фильм снял Павел Чухрай. В Польше фильм был снят Анджеем Вайдой. Продюсером проекта, высоко оцененного критиками, выступил Джеймс Молл. Список фильмов: 1. Глаза Холокоста / A Holocaust Szemei / Eyes of the Holocaust Родители венгерского режиссера Яноша Саса сами пережили Холокост. Во время Второй мировой войны Венгрия была союзником Германии; и поскольку евреи и так подвергались дискриминации со стороны венгерского режима, массовое их уничтожение началось лишь после того, как немецкие войска вошли в Венгрию в 1943 году, в ходе отступления из Советского Союза. Очевидцы описывают медленное угасание жизни под воздействием паники, охватившей людей, когда фашисты захватили страну и попытались уничтожить венгерский народ. 2. Те, кто пережил / Algunos que vivieron / Some Who Lived Это фильм режиссера из Аргентины Луиса Пуэнсо, обладателя Оскара за лучший зарубежный фильм (1985). Фильм представлял собой анализ влияния военной диктатуры на жизнь привилегированного слоя и среднего класса общества. В фильме Пуэнсо предъявляет хронологическую последовательность свидетельств множества очевидцев, переживших Холокост и нашедших убежище в Аргентине. Стране, которая одновременно давала пристанище и скрывающимся от правосудия фашистским преступникам. Используется множество архивных фотографий, так что фильм представляет собой отнюдь не только ; Пуэнсо пытается провести параллели с местным режимом Хуана Перона. 3. Дети из бездны / Children From the Abyss Русский режиссер Павел Чухрай убедительно показывает весь ужас фашистского нашествия в Россию, с массовыми убийствами, творимыми карательными отрядами после того, как части Вермахта продвигались дальше по стране. Кроме депортации евреев в концентрационные лагеря, $$ заставляло людей выкапывать огромные братские могилы и просто расстреливало или сжигало на месте. В Бабьем Яру немцы за несколько месяцев вырезали 150 000 евреев из Киева. В живых осталось 20 человек. Чухрай использует свидетельства очевидцев, которые были детьми во время этих зверств. Некоторые из них умудрились выжить в бойне Бабьего Яра. Этот фильм - лучший из всего проекта. 4. Я помню / Pamietam / I Remember Фильм мэтра польского кино Анджея Вайды, чей послужной список включает в себя несколько фильмов о войне, и в том числе , подлинную историю Яноша Корчака, директора детского приюта, нееврея, который пошел со своими воспитанниками в газовую камеру. В отличие от создателей остальных фильмов проекта, Вайда вообще не использует архивные материалы. Черно-белый фильм Вайды - контапункт очевидцев и лиц молодых участников ежегодного , совершаемого в конценртрационный лагерь Аушвиц (Освенцим). Вместо коротких свидетельств множества очевидцев, Вайда использует истории всего четверых свидетелей, которые подробно рассказывают о своей судьбе. Наиболее запоминающимися являются истории Давида Эфрати, описывающего то, как он выжил после побега из варшавского гетто. И Хенрика Мандельбаума, который был вынужден работать в крематории Освенцима: 5. Ад на Земле / Peklo na Zemi / Hell On Earth Чешский режиссер Войцех Ясны видел, как его отца отправили в Освенцим. Мальчишкой он ушел в партизаны и боролся с фашистами до самого освобождения. Фильм рассказывает о жизни узников концентрационного лагеря Терезин, которых использовали для захоронения трупов жертв массовой резни, происходившей неподалеку в Лидице. 23. 10. 2008 №159-160 Минское гетто было создано в августе 1941 года. 7 ноября того же года начались массовые акции по уничтожению заключенных, а 9 ноября в Минск стали прибывать евреи из Третьего рейха. Самыми трагическими страницами истории гетто стали погромы 2 марта и 28—30 июня 1942 года. "В январе 1943 года начался заключительный этап существования гетто: сокращались его территория и количество узников, многие из которых умирали от издевательств, голода и болезней. После акции 21 октября Минское гетто, в котором были уничтожены примерно 100 тысяч белорусских и немецких евреев, перестало существовать", — отметила историк. Известный журналист Александр Ступников в эти дни приоткрыл еще одну страницу над "еврейской трагедией". «Из всех стран Восточной Европы только в Беларуси немцы не смогли поднять местное население на еврейские погромы» (видео) 23. 10. 2008 №159-160 - Ольга ГРИНЕВИЦКАЯ Известный журналист Александр СТУПНИКОВ снял документальный фильм о Второй мировой войне. Лента еще не вышла в широкий прокат, но уже наделала много шума и обещает быть скандальной. Автор обратился к теме, которая НИ РАЗУ не звучала. О еврейском партизанском движении в Европе; о том, как оно зародилось и как выживало; как не только нацисты, но и местные жители расправлялись с евреями. О событиях тех дней рассказывают очевидцы, которых Ступников разыскал в Беларуси, Литве, Польше, Словении… Интервью с автором и небольшой кусочек из фильма ЗДЕСЬ Увлечение еврейскими художественными открытками в Европе сто лет назад Рахель Шнольд Благословение «Лешана това тикатву» ("Да будет вам предначертан благополучный год"), которое часто слышится в еврейский новогодний праздник Рош Хашана, стало традиционным в поздравительных посланиях с XIV века, когда раввин Яаков Ха-Леви бен Моше Мёллин предложил писать эти слова в каждом письме, отправляемом в течение последнего в году месяца элул (август - сентябрь), и за прошедшие столетия этот обычай прочно укоренился. В первой половине XIX века появились печатные карточки с этим пожеланием. Различные готовые формы новогодних посланий встречались и раньше. Почтовые открытки были впервые выпущены в Вене 1 октября 1869 года, но в широкое употребление вошли двадцать лет спустя, когда в Германии поступили в продажу художественные открытки. Популярность открыток объяснялась прежде всего их дешевизной: они стоили вдвое меньше конверта с маркой. Немалую роль сыграло, однако, и совершенствование фотографической техники. Наибольшее распространение художественных открыток приходится на двадцатилетие между 1898 и 1918 годами, когда увлечение ими охватило всю Европу. Первые открытки специально для евреев - поздравления с Рош Хашана без изображений - были напечатаны в Германии в конце 1870-х годов. Два десятилетия спустя появились рассчитанные на тех же еврейских покупателей открытки с изображениями, и спрос на них стал быстро расти. Немаловажным фактором в их огромной популярности явилась массовая эмиграция восточноевропейских евреев в Америку. Но и тогда почтовые открытки были не только средством общения: повальным увлечением стало их коллекционирование, и в продаже появились специальные альбомы для их классификации и хранения. В начале ХХ века крупнейшим центром издания печатной продукции для евреев Польши и России стала Варшава. Им занялись многочисленные издательства, в том числе "Йехудия", "Альтнойланд", "Леванон", "Синай", "Централь" и "С. Резник". Растущий спрос на открытки вызвал острую конкуренцию между издательствами и побудил их выпускать множество открыток самого разного стиля и содержания. Многие издатели, особенно в Восточной Европе, отражали в открытках свою приверженность еврейским традициям и культуре. В странах немецкого языка еврейская специфика открыток подчеркивалась меньше, зато на них изображались такие изобретения того времени, как аэроплан и дирижабль. С 1890-х до конца 1930-х годов недорогие и всем доступные открытки были важным средством общения, особенно между уехавшими в дальние страны и оставшимися в Восточной Европе родственниками. Открытки, приходившие из Восточной Европы в Америку, конечно, пробуждали у новых иммигрантов ностальгию по родным местам. Американские же открытки служили средством просвещения и развлечения, а то и пропаганды, так как фотографии в газетах тогда еще были редкостью, а художественные альбомы были малодоступны. На иллюстрациях к этой статье изображены открытки, большинство которых было выпущено варшавским издательством "Йехудия" в 1912-1918 годах. Они - часть альбома с 249 открытками, который был найден строительными рабочими в развалинах Варшавского гетто и который по сей день хранит Национальная библиотека в Варшаве. Многие из них подписаны погибшим в Катастрофе фотохудожником Хаимом Гольдбергом. Снятые им фотоэтюды, запечатленные на этих поздравительных открытках, отражают образ жизни евреев в начале ХХ века и сочетают приверженность еврейским традициям с пропагандой сионизма. На некоторых изображены евреи, пишущие или отправляющие новогодние поздравления; многие открытки посвящены либо сионистским идеалам, либо эмиграции в Америку - самым актуальным темам для евреев того времени. Есть открытки юмористические, есть и романтические. Часто изображаются важнейшие вехи в жизни еврея, бытовые картины, типичные еврейские ремесла и занятия. Создание художественной открытки начиналось с фотоэтюда. Его снимали в студии, воспроизводившей обстановку еврейского дома, затем фотограф дорисовывал на снимке некоторые детали и ретушировал его. Наконец, на фотографию накладывали короткий текст поздравления на иврите или идише. Обычно открытки печатались в трех вариантах: в цвете, в сепии и черно-белыми. Несмотря на декоративность и дорисовку некоторых элементов, открытки помогают ближе познакомиться с жизнью евреев в Польше. Фотографии на них несомненно представляют документальную ценность. К тому же они уникальны как художественные произведения популярного среди евреев жанра и как образцы тогдашней техники массовой репродукции. Они изображают жизнь польских евреев глазами современников, и мы видим, как евреи одевались, что их волновало, что им нравилось, кто из культурных и общественных деятелей пользовался их наибольшим уважением, чьими произведениями и портретами они предпочитали украшать стены в своих домах. На пороге ХХ века некоторые религиозные деятели в Германии и Польше высказывались против заимствования "чуждых" мод, в том числе и против траты денег на художественные открытки. Однако популярность открыток самых разнообразных стилей свидетельствует о том, что ими обменивались и любовались очень многие евреи, как религиозные, так и неверующие. А в наше время фотография на старой открытке нередко оказывается единственным свидетельством об утраченном произведении искусства или о здании, разрушенном в годы Второй мировой войны. Перевел Вульф Плоткин В иллюстрациях использованы новогодние открытки, созданные Хаимом Гольдбергом и напечатанные варшавским издательством "Йехудия" в 1912-1918 годах (тексты перевел с идиша Владимир Лазарис) Журнал «Ариэль» Король нищих и боевых искусств Маша Хинич Шахар Сорек Фильм "Король нищих" поставлен по произведению Менделя Мойхер-Сфорима "Книга нищих" («Фишке дер Крумер») вышел на экраны израильских кинотеатров 6 сентября, одновременно с началом его мирового кинопроката, перед Рош ха-Шана – новым еврейским годом, так что так или иначе был замечен перед праздниками. "Король нищих" («King Of Beggars») был удостоен престижной премии "Золотой Реми" на Международном фестивале в Хьюстоне, и премии "Дух свободы" на фестивале Энн Харбор в Детройте. "Голливуд рипортер", журнал, посвященный киноиндустрии, выходящий в Лос-Анджелесе, написал о фильме "Король нищих": "Это самый успешный израильско-голливудский фильм, который вам когда-либо приходилось видеть!" Сценарий фильма "Король нищих" написан режиссером Ури Пастером о сироте - банщике Фишке, становящемся главарем банды. Слухи о его деяниях доходят до царя, который предлагает Фишке и его банде отправиться воевать с поляками – "выполнить свой долг и получить за это равноправие". В обращении режиссера фильма Ури Пастера к зрителям, в частности, говорится, что "история взлета и падения еврейского банщика Фишке, жившего в России в конце 16-го века, должна предостеречь нас, евреев и израильтян. Мы должны понять, к какой катастрофе может привести раздираемое противоречиями общество, пренебрегающее важностью единства как первоочередной, жизненно важной задачи, залога нашего существования». Фильм "Король нищих" - это совместное производство компаний "Ajimae Group" – "Янив Хамама" – "Проект Кольноа". Музыку к фильму написал живущий в Лос-Анджелесе израильский композитор Деди Цур. Съемки проходили в Литве. Фильм идет на идише, русском и иврите. Вместе с молодыми актерами Шахаром Сореком и Сиги Хазама в фильме участвовали известные израильские актеры: Лея Кениг, Моско Алкалаи, Рут Геллер, Шмуэль Вольф, Руби Порат-Шоваль, Амос Лави и Иуда Фукс, а также литовские актеры Гедиминас Сторпирштис и Римма Статус. В киноленте - мюзикл, мелодрама, трагедия, экранизация, боевые искусства (возможно, что на сегодняшний день она самая дорогая израильская кинопродукция). Кому-то «Король нищих» понравился очень, других оставил в легком недоумении, третьих - в тяжелой оторопи. Фильм этот, на мой взгляд, больше интересен историей своего создания и судьбами тех, кто его снимал. Теми фактами и деталями, что существуют вокруг "Короля нищих"; тем, что любая история в Израиле имеет отношение к Истории вообще; тем, что судьбы персонажей перекликаются с историей страны, все еще молодой и тесной, так что стоит кому-то назвать какое-то имя, как другой немедленно откликается – "и я его знаю". Так было и с Шахаром Сореком, исполнителем главной роли в фильме "Король нищих", автором идеи, сопродюсером, постановщиком и хореографом батальных сцен. Судьба свела нас случайно, не надолго, но рассказать о себе и о фильме Шахар успел много. Шахар Сорек – типичный молодой израильтянин, что предполагает следующее: худощавый красивый молодой человек 33 лет, совершенный литературный иврит, прекрасный английский, немного русский, литовский, польский. Академические степени по драматическому искусству и управлению бизнесом, служба в боевых войсках, черный пояс по тейквондо, чемпион Израиля, чемпион Европы. Талантливый актер, талантливый бизнесмен, в настоящее время работает в Лос-Анджелесе. В Израиль приезжает часто – навестить родных и по делам, к примеру, на премьеру фильма "Король нищих", который режиссер Ури Пастер снял в содружестве с голливудскими продюсерами. Шахар Сорек придал этому фильму абсолютно неожиданную для экранизации романа Мойхер-Сфорима направленность – боевые искусства. Драки на мечах и палках в литовско-еврейском местечке 16 века, где герои, одетые волей художника как йеменские евреи, только еще и с варежками, переговариваются на смеси идиша, русского, литовского, польского и иврита - это уже сильно и стильно. Может быть, и нелепо, но главное - неожиданно. Особо впечатляет качество боевых сцен, придуманных, поставленных и исполненных Шахаром, который с 5 лет занимался боевыми искусствами и восточными единоборствами. Вообще он так всем понравился, что после премьеры "Короля нищих" американские киношники решили занять его в роли Иисуса в фильме, который Голливуд планирует снимать в Израиле в марте 2008. Сам Шахар это пока не комментирует, а к намекам о том, что он стал одним из самых обещающих молодых израильских талантов в Лос-Анджелесе, относится спокойно, но благосклонно. Причем все подчеркивают, что славы своей он достиг без пиара – просто хорош собой, молод, талантлив и умеет крутить меч так, что шея начинает болеть при попытках проследить взглядом за движением меча, или сразу двух, а иногда и трех. Шахар родился и вырос в Иерусалиме, в религиозной со стороны матери и атеистической со стороны отца семье. С дедушкой он ходил в синагогу, с бабушкой – переживал Катастрофу, слушая ее рассказ о гетто в Вильнюсе. В детстве он с родителями провел несколько лет в США - его отец служил там на государственной должности, так что Шахар говорит по-английски абсолютно свободно и без акцента, что сыграло свою роль в его голливудской карьере. Впрочем, и те немногие русские слова, что он помнит от бабушки, Шахар произносит абсолютно правильно. В какой-то момент его обнаружило бюро по найму актеров, и артистическую карьеру свою он начал с одной из главных ролей в популярнейшем лет 10 назад первом «мыльном» израильском телесериале "Рамат-Авив гимел". Затем в 1997 году снялся у знаменитого режиссера Аси Даяна (сына Моше Даяна) в неплохом фильме "Господин Баум". Позже много участвовал в ТВ-сериалах, одновременно совершенствуясь в корейском боевом искусстве тейквондо, будучи 6-кратным чемпионом Израиля в этом виде спорта. Подростком он был также несколько раз одним из чемпионов Европы в юношеской категории по дзюдо. Получив черный пояс мастера, решил, что пора передавать свое искусство детям, и выпустил для них кассету с демонстрацией упражнений тейквондо, став первым популяризатором этого вида спорта в Израиле. Он придумал и снял сериал "Аджиме" на одном из детских ТВ-каналов (расшифровка названия сериала – "агуда" – то есть, ассоциация - боевых искусств для детей), рассказывающий детям о боевых искусствах, и сам участвовал в этой передаче, пританцовывая с мечами перед камерой. За идею этого сериала и ее продюсирование Шахар получил приз Детского канала: "Аджиме" была признана лучшей детской телепродукцией 2002 года. Позже его патент был использован на всемирном телеканале "Фокс", где воспользовались придуманным Шахаром форматом и сделали подобную передачу. После армии Шахар организовал в Израиле сеть клубов для детей и подростков по обучению тейквондо, а сам в это время успел получить степень по управлению бизнесом. После работы на Детском канале ТВ поступил в академию киноискусства Лос-Анджелеса. Далее начался роман Шахара с известным израильским режиссером и постановщиком мюзиклов Ури Пастером (мюзиклы "Касаблан", "Гриз", "Волшебник Изумрудного города", "Кошка на раскаленной крыше", "Дело его жизни", "Вокруг мира за 80 дней" и др. ). Шахар сыграл одну из главных ролей - Железного дровосека (Иш ха-Пах) в мюзикле "Волшебник" ("Волшебник из страны Оз"), поставленном Пастером. С тех пор Шахар работает с Пастером постоянно. Из "Короля нищих" Ури Пастер собирался сделать мюзикл для театра "Габима", но Шахар посоветовал ему переделать либретто мюзикла в фильм, так что неожиданно вскоре после этого дружеского совета ему пришлось стать полноценным соавтором и продюсером с израильской стороны. Актерский талант в Шахаре развивала бабушка, у которой в детстве он подолгу жил, благодаря чему слегка знает русский, немного литовский, польский и пару крепких выражений на идиш. Его корни - литовско-польские, так что оказаться на съемках фильма по роману "Фишке дер Крумер" Менделе Мойхер-Сфорима именно в Литве было для него символично, он очертил круг своей судьбы. Шахар вырос на идишской культуре Восточной Европы – можно сказать, что он снялся в "Короле нищих" ради своей бабушки и ради нее отправился на съемки в Литву. Знание литовского пригодилось ему на съемках "Короля нищих" в Вильнюсе: он мог объясняться с литовцами, он познакомился со своей невестой. Объяснения ему приходилось вести не только по поводу самих съемок. Один из съемочных дней пришелся на Судный день, группа прекратила работу, вызвав недоумение литовской стороны, так что Шахару пришлось выступить и в роли переводчика. Он также настоял на том, чтобы специально для них в Йом-Кипур открыли синагогу. Иудаизм, Катастрофа, еврейская культура и еврейские традиции остаются для него важнейшими темами, несмотря на работу в Лос-Анджелесе. "Вся американская мечта воплощена в Лос-Анджелесе, - говорит Шахар, - но в Иерусалиме я – еврей и нахожу глубину и бесконечные духовные пласты". В Литве на съемках с ним случались удивительные вещи: к примеру, гуляя по лесу, он заблудился и случайно наткнулся на памятник с надписью "Здесь убито 400 евреев". В какой-то из дней Шахар был приглашен на праздник, который проходил в Еврейском музее Вильнюса, куда пришел со своей невестой. Директор музея, хорошо знающая бабушку Шахара, тут же позвонила ей, знаменитой Симе Скуркович, в Иерусалим и сообщила об этом. Это кино – смесь идишской культуры, воззрений Менделе Мойхер-Сфорима, Катастрофы, иудаизма, боевых искусств, а также, конечно, любви – без нее настоящего кино не бывает вовсе, а этот фильм претендует на статус «большого кино». Будте мне здоровы и не стоит благодарности,всё для вас. . . Душанский Нахман Ноахович Н. Д. – Родился в 1919 году в литовском городе Шауляй. Мой дед Яков Душанский - Коган, николаевский солдат из кантонистов, участник Крымской войны и обороны Севастополя, получил согласно указу российского императора право жить вне черты оседлости и право на земельный надел. Но Яков Душманский не захотел жить в новых местах, вернулся домой, поселился в Вильнюсе, вырастил тринадцать сыновей, большинству из которых он смог дать образование. Один из его сыновей, мой отец Ноах Душанский, будучи солдатом на фронтах. Первой Мировой Войны, был отравлен в бою газами, попал в немецкий плен, и вернулся домой фактически слепым человеком. После отселения еврейского населения из Вильнюса , из прифронтовой полосы в 1915 году, наша семья оказалось в Шауляе, где отец работал грузчиком – носильщиком на вокзале, на тачке развозил грузы и посылки с железнодорожной станции по адресам, и мы, дети, помогали плохо видящему отцу прочесть адрес получателя и часто сопровождали его , когда отец перевозил грузы. Моя мама , Фрейдл , была из очень бедной семьи, и вместе с отцом растила нас, пятерых детей. В пять лет меня отдали учиться в частный «хедер», а после, я учился в школе организованной на деньги местного филантропа Френкеля, владельца шауляйского кожевенного завода. Закончил шесть классов, и в 13 лет пошел работать. Жили мы в пролетарском районе , населенном евреями, поляками и русскими староверами, поселившимися в Литве еще с петровских времен. Рабочее окружение оказывало огромное влияние на мое мировоззрение. В 14 лет я познакомился подпольщиком Гринфельдом, (впоследствии убитом на фронте). Он привлек меня к подпольной коммунистической работе, и я вступил в подпольный комсомол Литвы, желая принять участие в борьбе за лучшую долю для бедного трудового люда. В здании Еврейского Шауляйского Центрального Банка, под сейфом, в узкой нише, через которую мог проползти только щуплый подросток, был устроен тайник, в котором хранилась подпольная литература. Эта литература распространялась через надежных людей в окрестных городках и местечках, и я был ответственным за ее хранение и распространение. Г. К. - Тайная полиция литовского буржуазного правительства вела активную борьбу с коммунистическим подпольем? Н. Д. – Безусловно. Тем более что антиправительственное подполье не было по своей структуре однородным. В нелегальной коммунистической партии Литвы руководимой Снечкусом и Ангаретисом (расстрелянном в 1937 году в СССР по указанию Сталина) - преобладали литовцы. А евреи, в основном, состояли в рабочей организации «Бунд», хотя, мне кажется, что не было каких- либо существенных разногласий в тактике ведения подпольной борьбы и в конечных целях, которые ставили перед собой эти две партийные организации. У нас в Шауляе тайной полицией руководил бывший царский жандармский офицер Верховерцев, принявший после бегства из России фамилию Аукштакалнис. Этот человек обладал большим опытом борьбы с «инакомыслящими элементами», и в 1935 году он внедрил своего агента в нашу местную организацию. Меня и еще двух комсомольцев схватили, избивали резиновыми дубинками, но я не выдал месторасположение тайника с коммунистической литературой, и вскоре, поскольку полиция так и не нашла никаких весомых улик, нас выпустили из тюрьмы. Но в 1936 году, после инспирированного немецкими специальными службами восстания крестьян в Сувалках против буржуазного литовского правительства президента Сметоны, местные власти решили принять крутые меры к подпольщикам всех мастей и направлений. Из пяти руководителей восстания в Сувалках – четверо были приговорены к расстрелу. Наша комсомольская организация отпечатала листовки «Воззвание к народу Литвы», в котором мы осуждали этот жестокий приговор, но уже через несколько дней, полиция арестовала всех активных участников комсомольского подполья в Шауляе. Схватили девять человек – пятерых литовцев и четверо евреев. Семерых сразу отдали под трибунал, а меня и моего товарища Левинаса отправили в колонию для несовершеннолетних уголовников в Калнабержай, где мы должны были сидеть до наступления возраста – 17 лет, и только после этого, по закону, нас могли отдать под суд Окружного военного суда. И когда мы перешли этот возрастной рубеж , нас привезли на суд в Шауляй. Здесь мы узнали , что наши товарищи уже осуждены, и руководитель шауляйских подпольщиков Нехама Шпайте приговорена к 15 годам заключения, а другие старшие товарищи получили срока от 10 до 14 лет тюрьмы. Нас судил трибунал, в котором председательствовал полковник Леонас. Учитывая наш возраст, «малолетки», приговорили каждого только к шести годам тюремного заключения. Сначала мы сидели в Шауляйской тюрьме, а потом нас перевели в новую политическую тюрьму в Расеняй. Г. К. - Какими методами велось следствие? Н. Д. - Били на допросах руками, били и нагайками. Но нас специально не калечили. Хотя в тот год был один случай, как следователь литовской тайной полиции забил до смерти на допросе беременную женщину. Времена еще были достаточно «либеральными», если так можно выразиться. К стенке всех подпольщиков не ставили. Г. К. - Кстати, о «либеральных» временах. Это вымысел , что в тридцатые годы в Литве открыто, продавались советские газеты «Правда» и «Известия» на русском языке? Н. Д. – У литовского буржуазного правительства был договор о дружбе с СССР, и поэтому, некоторые советские газеты продавались в определенных местах, какое-то количество экземпляров распространялось в Литве, нам даже несколько раз товарищи в тюрьму передавали «русские газеты». Кстати, литовское правительство неоднократно проводило с Советской Россией обмен политзаключенными. Так был обменян на одного ксендза, «литовца – контрреволюционера», один из руководителей литовской компартии Снечкус, но он потом все равно нелегально вернулся в Литву для продолжения подпольной коммунистической работы. Литва в какой-то степени больше тяготела к Советской России, находясь «между молотом и наковальней» - с запада немцы, захватившие Мемельский край (Клайпеда), да еще поляки, аннексировавшие Вильнюсский край. Приходилось выбирать с кем дружить. Например, в 1939, еще за год до ввода Красной Армии в Литву, согласно первому договору о ненападении подписанному странами Прибалтики и СССР, для размещения частей Красной Армии предоставлялись три военных базы на территории Литвы: авиационная база в Шауляе, военная база в Алитусе, на которой разместились кавалеристы, и еще одна - в районе Побраде, это уже ближе к Вильнюсу. Так что, сами, делайте выводы. Г. К. - Что, представляла собой, политическая тюрьма в Расеняй? Н. Д. - Новая тюрьма, выстроенная по итальянскому проекту , так сказать – «Привет от Муссолини». Трехэтажное каменное здание, внутри «колодец» с лестницей по центру, от которого отходили лестничные пролеты на этажи. За зданием тюрьмы - еще ограда, караульные вышки и различные пристройки. Первый этаж предоставлялся для размещения администрации и охраны, а также для заключенных, занятых в обслуге. Второй этаж – по 10 одиночек на каждой стороне, предназначенных для контингента – «средней степени опасности». Третий этаж - «для особо опасных политзаключенных». Карцер находился в подвале здания, как заведено. Всего в тюрьме было 60 одиночных камер, и я оказался в первом этапе, прибывшем в новую тюрьму в Расеняй. Но постоянно «шло очередное пополнение», и скоро в каждой «одиночке» поставили второй ярус нар и поместили по 4 человека в камеру. Так и получилось - 60 камер – 240 заключенных. Г. К. – Тюрьма для политзаключенных в Расеняе считалась самой жестокой? Н. Д. – Нет, это было относительно «спокойное место». Самых опасных бунтарей – коммунистов направляли сидеть в Каунас в крепость « Девятый Форт», там условия были каторжные, и политические заключенные сидели в камерах вместе с уголовниками- рецидивистами. Да и целенаправленная, преднамеренная жестокость надзирателей была там обыденным явлением. Из нашей тюрьмы переводили в Каунас в качестве наказания, с целью сломить дух коммунистического сопротивления. Существовала еще отдельно женская тюрьма для коммунисток в Зарасае, этот город находится ближе к латвийской границе. Г. К. – Как кормили заключенных? Н. Д. - Голода не было. Утром давали 500 грамм черного хлеба, кусочек сала и молоко. В обед: суп из капусты с картошкой, иногда с куском сала. Вечером мы снова получали пайку хлеба, картошку и кислое молоко. В тюрьме разрешалось получать посылки от родных. И нам, через подставные адреса присылали посылки из МОПР (Международное общество помощи революционерам). Из этих продуктов, мы делали запасы, которые хранили в тайниках – для товарищей, сидящих в карцере и так далее. Г. К. – Политзаключенные имели свой комитет самоуправления? Н. Д. - Официально – нет, но конечно у нас был свой подпольный комитет. И тюремное начальство прекрасно знало, что имеет дело с монолитно сплоченной группой коммунистов и комсомольцев, и попусту старалось не обострять ситуацию. Нами негласно руководили опытные коммунисты, что интересно – все бывшие офицеры Литовской Армии – литовцы Мацкявичус и Годляускас, и еврей Любецкис, инженер по профессии. Их камеры находились на третьем этаже. Поскольку я был самым молодым и «шустрым» и имел самый малый срок заключения в тюрьме, знал несколько языков, то меня комитет назначил «переговорщиком» с администрацией тюрьмы. На деле это выглядело так – вызывает начальник тюрьмы и заявляет – «Если вы будете шуметь и праздновать в камерах 1-ое Мая (или, скажем, 7-ое Ноября) – то всех лишим посылок и прогулок на два - три, или на шесть месяцев». Он знал, что я найду возможность сообщить старшим товарищам об «очередном ультиматуме». Но не было такого, чтобы меня схватили надзиратели и били смертным боем, мол, выдавай, кто у вас здесь главный?! Г. К. – Как осуществлялось связь между заключенными в тюрьме? Имелась ли связь с волей? Н. Д. - Почему вас так интересуют детали тюремной жизни? Вы вроде только историей войны занимаетесь. Г. К . – Но и, жизнь политзаключенных – это тоже пласт истории 20-го века. Я думаю, многим интересно будет узнать, как жили заключенные коммунисты в литовских тюрьмах «для политиков». Ведь почти все будущее руководство Советской Литвы прошло через эту «школу жизни». Как сидели заключенные в советских тюрьмах в конце тридцатых годов - многие знают. А что творилось в странах «буржуазной демократии» в этом аспекте? Хотелось бы сравнить. Н. Д. – Ну, если вы считаете эту информацию нужной, тогда продолжим. На этажах была общая уборная, поскольку в самих камерах никакого «санузла» не предусматривалось. В уборных были сделаны специальные тайники, в которых прятались записки, и эти, выражаясь на современном «тюремном жаргоне» - «малявы», передавались нужному адресату. Мы всегда знали, что происходит на этажах, но не всегда могли предвидеть или узнать точное время повального обыска в тюрьме. Обычно привозили тюремщиков из других мест, и вместе с нашими надзирателями, они переворачивали камеры вверх дном, в поисках тайников, холодного оружия, прочих запрещенных предметов и так далее. Мне много раз приходилось проглатывать записки , чтобы их не нашли при обыске. А по поводу – «связи с волей» - у нас был свой человек среди надзирателей, по фамилии, кажется, Климас, который нам сочувствовал и через него мы держали канал связи с подпольным комитетом Компартии Литвы. Г. К. - Каковы были условия содержания в карцере? Н. Д. - Каменный мешок, который никогда не отапливался, пол залит водой по щиколотку. Закрывали в карцер на трое суток, на хлеб и воду. Лечь было невозможно, и приходилось стоять на ногах три дня, без сна, опираясь на холодную стену. Мне это « сомнительное удовольствие» пришлось испытать. Но был молодой, здоровый, выдерживал эту экзекуцию относительно спокойно, по крайней мере – карцера не боялся. Г. К. – Заключенных выводили с территории тюрьмы? Н. Д. - Были прогулки в тюремном дворе по 30 минут в день, но это в «хорошие периоды», когда мы не были с администрацией тюрьмы «на ножах». Еще, иногда, летом, выводили заключенных на окрестные поля болота для добычи торфа, которым в тюрьме топили печи зимой, и на заготовку картошки, которую мы копали под охраной. Но за пределы тюрьмы выводили только заключенных со сроком – не выше 10 лет. Г. К. – Администрация тюрьмы пыталась внедрить своих провокаторов в среду политзаключенных? Н. Д . – Вряд ли, таких бы сразу разоблачили, а потом…, в худшем варианте – «несчастный случай». Тюремщики прекрасно понимали, что нас не перевоспитать, и ничем нашу веру в правоту партийного дела не поколебать. Провокаторов не было, но были, так называемые, «отступники», люди, отошедшие от партии и от революционной борьбы, и желавшие после освобождения из тюрьмы вести спокойную жизнь мелкого обывателя. Таких, было среди нас очень мало, помню только человека по фамилии Соболевичус. Другие заключенные к ним относились спокойно, никто их не упрекал в предательстве и не третировал. «Стукачи» были, немцы – националисты из Клайпеды. Г. К. – Националистов тоже сажали в «тюрьму для политических преступников»? Н. Д. – В 1938 году тюрьма получила такой «подарок». К нам посадили группу клайпедских национал – социалистов, немецких агентов, все из германской разведки, пойманных при попытке организации фашистского переворота в районах сопредельных с Мемелем. Помню их фамилии - Шмидт, Засс, Энгельс, и еще несколько человек. Их поместили в отдельные «немецкие камеры». Они периодически воровали продукты из наших тайников, за это мы их нещадно и с удовольствием били, до крови. Немцы потом огрызались – «Вы слышите, какие песни наши пограничники поют? Скоро вас всех вырежем!». А рядом граница по Неману, и слышно как немцы поют – «Еврейская кровь течет из под ножа»… Я еще до войны прочел на немецком языке книгу Гитлера «Майн Кампф», так что, не сомневался в том, что немцы обязательно поголовно уничтожат всех евреев. Г. К. - Был произвол и издевательства со стороны надзирателей? Н. Д. - Отдельные эксцессы были, но надо сказать честно, что в нашей тюрьме измывательство над заключенными и их правами не было возведено в ранг нормы. Ненависти между нами не было. Они делали свою работу, охраняли «противников существующего строя», так что мы были должны ждать от них ? пряников? Все было относительно терпимо. Лучше к политзаключенным относились надзиратели-поляки, чем тюремщики–литовцы. А начальником тюрьмы был бывший ксендз, свое время сидевший «за политику» в России, и обменянный, кстати, на коммунистического руководителя Снечкуса. Имел прозвище «Горбатый», у него был горб. С нами он вел перманентную борьбу в меру своих прав и возможностей. В 1939 году, после договора о ненападении и дружбе между странами Прибалтики и СССР, режим в тюрьме стал более мягким, например, к заключенным стали пропускать газеты. Прекратили препятствовать свиданиям с родными, которые по закону разрешались раз в месяц. Я даже в тюрьме смог закончить заочно восемь классов средней школы и получить соответствующий документ. Сестра присылала мне учебники и задания, а я, отсылал выполненные контрольные работы обратно. Г. К. - Коммунисты в тюрьме анализировали события, происходящие в предвоенной Европе? Н. Д. – Конечно. С воли и из литовских газет, мы черпали информацию о «тлеющем огне будущего пожара мировой войны ». Нам было ясно, что война неизбежна, и что независимой буржуазной Литве не устоять в предстоящей схватке между нацистами и коммунистами. Мы только не могли угадать, под чью пяту попадет Литва. О том, что ведутся тайные переговоры между Риббентропом и Молотовым мы узнали еще в 1938 году от «клайпедских немцев», про которых я вам уже рассказывал. Нам было трудно поверить, что ВКПб будет брататься с фашистами. Эту информацию передали на волю, Снечкусу, и он, через своего заместителя, Ицхака Мескупаса, имевшего контакты с Георгием Димитровым, передал эти сведения в Коминтерн. А что случилось дальше с этой информацией - мы знать не могли. И когда в 1939 году после пакта Молотова – Риббентропа наши сомнения о грядущих трагических событиях – полностью развеялись, то мы, не зная карту раздела Восточной Европы, по прежнему, до самой аннексии Литвы, терялись в догадках, кому достанется Литва, осознавая, что если придут немцы – то нас непременно уничтожат, уже на следующий день. Я помню, как в начале сентября, сразу после германского вторжения в Польшу, надзиратели принесли в тюрьму радиоприемник, поставили его на первом этаже и мы слышали в камерах, как тревожный голос польского диктора сообщает о начале очередного немецкого авианалета на Варшаву –«Увага! Увага!»( Внимание! Внимание!). Г. К. - Когда наступил момент освобождения из тюрьмы? Н. Д. – 19/6/1940, надзиратели раскрыли двери камер, и нам объявили, что отныне - мы свободны. Дали 24 часа на сборы и прощание с товарищами. Рядом с тюрьмой поставили столы, местные жители принесли нам всяческую снедь, и мы стали отмечать свое освобождение. Никто не преследовал надзирателей, никто не стремился свести счеты с персоналом тюрьмы. Мне было нечего на себя одеть, на мне – тюремная роба, а вся одежда , в которой меня арестовали, была уже мала, прошло ведь уже четыре года. От нового правительства Литвы, под руководством Палецкиса, нам привезли новую одежду, и предоставили транспорт до Каунаса. Здесь нам устроили торжественный прием в МОПРе, и после, все заключенные разъехались по своим домам. Я вернулся в Шауляй, к матери и отцу, и сразу пошел работать. Принес первую получку в дом и попросил маму купить мне что-нибудь из одежды, сам я в этом не разбирался. Мать деньги не тронула. Принес вторую зарплату, и снова, деньги так и остались лежать на комоде . Спрашиваю маму –«Почему?». Она отвечает – «Это видно чужие деньги, где ты их украл? К ним я не прикоснусь!». Она не могла поверить, что нам, беднякам, при Советской власти стали платить достойную зарплату, да и произошли изменения в эквивалентном отношении рубля к литовскому литу. И только, когда к нам в дом пришли мои товарищи со своими родителями, и убедили маму, что эти деньги честно заработаны, она взяла их и пошла с ними за покупкой в магазин одежды. Я тогда купил себе первые часы, и кожаное пальто. Вскоре было вручение советских паспортов и партийных билетов. Первыми их получали бывшие политзаключенные. В августе 1940 года я получил повестку о призыве в Красную Армию. Г. К. – Куда Вас призвали? Н. Д. – Как бывшего подпольщика и молодого коммуниста (в компартию меня приняли в 1938 году в тюрьме, решением подпольного комитета), меня рекомендовали на службу в органы НКВД. Руководитель подпольного комитета в тюрьме, мой старший товарищ Мацкявичус как раз был назначен начальником отдела НКВД в Шауляе. Он стал меня уговаривать идти к нему на службу в органы госбезопасности. Секретарь горкома партии Клейнерис тоже стал меня усиленно агитировать. Я им ответил – «Служить в НКВД я согласен, но только не в Шауляе. Я – местный. Так вы все время меня будете спрашивать – а кто этот?, а тот – буржуй?, а этот – националист? Я не доносчик! Прошу направить меня в пограничные войска». Написал заявление с этой просьбой. Мацкявичус сказал, что уважает мои убеждения и слова. После прохождения мандатных и других обязательных комиссий и нескольких собеседований в военкомате и «в органах», я был направлен на службу в приграничную зону, в оперативную часть уездного отдела НКВД в Тельшай, на должность помощника оперуполномоченного НКВД. Я надел гимнастерку с курсантскими зелеными петлицами, командирского или другого звания мне еще не было присвоено, я был просто – курсант. Незадолго до войны я стал уже оперуполномоченным. Три погранотряда прикрывали границу на Тельшайском направлении, на линии Шилуте – Прекуле - Мемель, и в задачу нашего отдела входило следующее: борьба с агентурой вероятного противника в приграничной зоне, вербовочная работа, борьба с нарушителями границы и другая контрразведывательная деятельность. Г. К. – При призыве в войска НКВД были какие-то «особые» специальные проверки на благонадежность? Н. Д. - Я считался уже проверенным человеком и сомнений в моей верности делу ВКПб ни у кого не возникало. Скажу вам даже больше. На последней комиссии, когда пришлось заполнять анкету из 70 вопросов, я не знал, что ответить на вопрос – «Имеются ли у вас родственники за границей?». У отца, как я вам уже сказал, было 12 братьев, и, например, один из них еще в начале века уехал в Южную Африку и жил в Йоханесбурге. Кто-то из моей многочисленной родни эмигрировал в Америку еще до ПМВ. И я честно написал об этом в анкете. Пришел кадровик, майор ГБ Гусев, который решал, брать меня в органы госбезопасности или нет. И когда он прочел ответ на вопрос – «родственники за границей» , то на моих глазах порвал эту анкету, и приказал – «Пиши все заново, и забудь про своих родных в Африке или где-то еще! Всегда говори и пиши – Родственников за пределами СССР – не имею. Понял меня!?». Г. К. – Насколько большим был состав Тельшайского оперативного уездного отдела НКВД? Н. Д – Человек двадцать. Состав был смешанный. Бывшие литовские коммунисты - подпольщики, и приехавшие из России опытные оперативные работники, которые помогали нам познавать азы агентурной работы контрразведчика. Это были хорошие порядочные русские люди - заместители начальника отдела Морозов, и Галкин, здоровый парень высокого роста. Остальные были литовцы: бывший подпольщик Пятрас Расланас, Казис Репша, Лепа, а также «русские литовцы», выходцы из староверов, как, например, Амплиус Минкявичус. В отделе было две машины: грузовики – трехтонки. Уезд был «поделен» на участки по группам, в зоне ответственности нашей «двойки» - Лепа и Душанский, было три волости, и мы почти все время находились в волостном городке Плунге. Г. К. - Какими правами обладал работник уездного отдела ГБ ? Н. Д. – Мы имели право беспрепятственно заходить на территорию любой воинской части, двигаться в приграничной полосе, но, например, я не мог приказать начальнику погранзаставы –«Дай мне отделение бойцов - или – выставь засаду на таком-то месте». Обычно, все наши требования, «заявки», мы передавали начальнику штаба погранотряда или погранкомендатуры, или представителю Особого Отдела у пограничников. И они уже давали точные указания "зеленым фуражкам», где и как оказать нам содействие в организации засады, помощь в переходе нашего агента и так далее. Г. К. - Как часто на Вашем « подшефном участке » происходили попытки перехода границы на нашу сторону, в Советскую Литву? Н. Д – Начиная с зимы сорок первого года подобные попытки, были почти ежедневно. Шли немецкие агенты, подготовленные в Кенигсбергской школе абвера, шли с диверсионными заданиями и подрывной литературой члены нелегальной организации LAF(Литовский Активный Фронт), руководимой литовским генералом, бежавшим в 1940 году в Германию, деятелем Генштаба Литовской Армии генералом Раштикисом. А контрабандистами мы не занимались. Границу переходили внешне обычные литовцы, все в гражданской одежде, и если на прорыве их не задерживали, то они сразу растворялись среди местного населения, находили временное пристанище на глухих хуторах и в деревнях, а после спокойно добирались до Каунаса, Шауляя, Зарасая, Паневежиса и оседали там. Где их только потом частично не отлавливали… В сорок первом, мы взяли на границе уже несколько человек с радиопередатчиками, но, что самое интересное, уже начиная с весны, вооруженное сопротивление агента или группы, стало обыденным явлением. Огневой контакт при захвате – был частью рутины, «за здорово живешь» никто руки вверх, при окрике «Стой! Кто идет!?» - не поднимал. Стрелять приходилось часто. Только за весну 1941 году нашим отделом было задержано свыше 40 настоящих вооруженных немецких агентов, которых отправляли на следствие в Тельшайскую тюрьму. Г. К. – Почему так везло? Н. Д. – В местечке Кретинга жил некто Якис, начальник территориального отдела буржуазной литовской разведки. В 1940 году он бежал на немецкую сторону, но его жена осталась в Кретинге, и в ее доме был устроен перевалочный пункт для немецких агентов. Его супругу, «пони Якене», нам удалось перевербовать, и от нее мы получали ценную информацию, позволявшую безошибочно и грамотно задерживать лазутчиков и диверсантов. Ну, и кроме того, тактика засад на уязвимых участках границы себя оправдывала. И конечно, стоит отдать должное профессиональному чутью моего напарника и старшего товарища Лепы. Старый коммунист – подпольщик, работавший при буржуазном правительстве в прокуратуре Литвы, он обладал сильной интуицией, и каким-то шестым или десятым чувством определял точное место перехода границы вооруженной группой агентов. Тельшай, это граница с Мемельским краем, и немцы, готовясь к вторжению, использовали «этот маршрут», для внедрения агентуры и проникновения диверсантов, очень часто. Агент «косяком пер» на нашу сторону, и многие попадались в наши сети. А многие, благополучно через нас «проскакивали». Это только в книгах и в патриотическом кино – «Граница всегда на замке», а в действительности… Г. К. - А насколько серьезной была подготовка простых советских пограничников? Н. Д – Это были очень смелые и грамотные ребята, патриоты, большинство с десятилетним образованием. На заставах служили только русские и евреи, сплошь комсомольцы. В каждом погранотряде служило - чуть более двух тысяч человек, но количество комендатур и застав в отрядах было разным, в зависимости от сложности охраняемого участка границы. За пограничной зоной развертывались обычные армейские части прикрытия, в некоторых из них мне довелось побывать, и скажу вам откровенно, это были слабо вооруженные недоукомплектованные подразделения, так и не успевшие к началу войны получить тяжелое вооружение. Поэтому, я не очень удивился, что всю Литву немцам за одну неделю войны отдали… Тельшайский Укрепрайон к началу войны так и не был выстроен, успели произвести только разметку линии обороны. Г. К . – Вы знали, что летом будет война? Н. Д. - Точную дату начала германского наступления мы знали еще в марте – апреле 1941 года. В конце апреля был задержан агент организации LAF, с пачкой листовок на литовском языке, в упаковке, на которой было написано – «Вскрыть только 22/06/1941». И мне довелось первому переводить текст этой листовки, начинавшийся следующими словами – «Освобождение идет с Запада. Только Гитлер освободит Литву от еврейского большевистского ига!». А дальше шли 12 пунктов воззвания к литовскому народу. Первый пункт меня «убил наповал». Он гласил – «Упраздняется постановление князя Витовта Великого о приглашении евреев на проживание в Литовском княжестве». Был там и такой пункт, что тот, кто запятнал себя в сотрудничестве с Советами, и хочет заслужить прощение литовского народа – должен убить еврея и предоставить новым литовским властям свидетельство об этом… Листовка была подписана в Берлине генералом Раштикисом, первым премьером будущего нового правительства Литвы. Однако, немцы после захвата Литвы, не простили генералу такого промаха, того, что он раскрыл дату начала вторжения, и так и не пустили на территорию республики Раштикиса . Он так и остался фактически под домашним арестом в Германии. Вместо Раштикиса « с компанией», в Литве в начале войны возникло марионеточное правительство Прополениса, но вскоре и его разогнали, заменив его на литовского гауляйтера генерал – майора Кубилюнаса, предателя и палача, местного «квислинговца », который и представлял литовцев в высших арийских сферах. Этого Кубилюнаса советская контрразведка достала уже после войны, в Германии, в английской зоне оккупации, где генерал находился в лагере для перемещенных лиц. Чекист, Саша Славин, каунасский еврей, владеющий английским языком, в форме офицера союзных войск, приехал в этот лагерь, « нагло забрал Кубилюнаса» по фиктивным документам, и вывез его в советскую оккупационную зону, а потом в Москву, где генерала судил военный трибунал. Но вернемся к «апрельской» листовке. После того, как мы перевели текст листовок на русский язык, немедленно наши командиры отправились с ними к руководству - Лепа (или Расланас, сейчас не вспомню точно), - поехал в Вильнюс, а Морозов прямо в Москву. После доклада оба вернулись в отдел, ничего не рассказывая. И когда мы прорывались с боями в конце июня из Литвы в Россию, то многие из нас матерно поминали наше высшее руководство, но вот ведь, была у них в руках точная дата начала войны ,почему б…. проспали!. . . И чтобы у вас не возникло сомнения в правдивости моего рассказа, что , мол ,Тельшайский уездный отдел ГБ - почти как Рихард Зорге или Ян Черняк, со своими разведывательными донесениями о дате начала войны, хочу заметить , что все детали связанные с перехватом листовок и с датой - «открыть 22-го июня» на упаковке - подтверждает в своих мемуарах и сам генерал Раштикис, написавший книгу воспоминаний в Америке в 1951 году. И книга эта есть не только в библиотеке Конгресса США… А сама листовка , вот она, перед вами. Самое занимательное, что когда в 2000 году, накануне вывода израильских войск из Южного Ливана, в южноливанскую зону безопасности забрасывали листовки «Хизбаллы», то их текст во многом соответствовал тексту воззвания Раштикиса, мол, -«кто убьет еврея – будет прощен». И еще, по вашему вопросу. На всех погранзаставах бойцы и командиры тоже знали, что война случится именно летом сорок первого. Сомневающихся в этом - не было. Слишком очевидные события происходили на границе весной и в начале июня. И наш заместитель начальника отдела Морозов, сознавая, что надо как –то спасать свою семью, за неделю до войны, во время массовой депортации из стран Прибалтики, посадил свою жену и детей в одну теплушку с выселяемыми , и повез их на восток, видимо, оформив себя в качестве сопровождающего уполномоченного НКВД. К началу войны Морозов в Литву не вернулся, и следы его затерялись, о его дальнейшей судьбе мы так ничего и не узнали. Г. К. – Почему , по Вашему мнению, отношение литовского населения к СССР и к советским порядкам, изменилось , от дружественного в 1939 году, до почти открыто враждебного к лету 1941 года? Ведь основным лозунгом Литвы был – «Без Вильнюса мы не успокоимся!», и только Советы возвратили Вильнюс литовцам. Это же факт, что в 1940 году командующий Литовской Армией генерал Виткауткас приказал встречать красноармейцев цветами. И ведь многие литовцы с радостью и воодушевлением принимали Красную Армию. Кадры кинохроники тому подтверждение, такие киносъемки нельзя отрежиссировать заранее. Н. Д. - Об этом можно говорить очень и очень долго. Но если коротко… Советская власть не оправдала надежды литовцев. Если в 1939 году все понимали, что только Советский Союз поможет литовскому народу вернуть Вильнюс и Клайпеду, защитит от возможной германской оккупации или польской экспансии, то вскоре, настроения большей части населения стали почти диаметрально противоположными . Национализация предприятий и советизация власти - положили конец доверию среднего класса к новому строю. Многие уже понимали, что независимая демократическая Литва останется только на бумаге, а реальная жизнь в республике станет точной копией советской российской действительности. И кроме рабочего класса Литвы и части интеллигенции, никто к подобному резкому, а зачастую и трагическому повороту в судьбе нации - готов не был. Жирную черную точку в лояльности большинства обычных «нейтральных» граждан к Советам поставила июньская депортация, проведенная по классовому признаку. Эта депортация никогда не была «местной инициативой» и была навязана исключительно Москвой, и как не пыталось местное советское партийное руководство Литвы избежать подобной горькой участи или хотя бы оттянуть срок проведения выселения буржуазных и националистических элементов из республики – ничего не получилось … . Воля Сталина решала все… И многие литовцы разочаровались в Советской власти. . . Г. К. - А почему Вы думаете, что партийное руководство Советской Литвы противилось проведению депортации? На июнь 1941 года, демократические институты в Литве еще существовали и не «дышали на ладан». Выселение возможной оппозиции – было «идеальным решением» на очередном этапе борьбы коммунистов за умы и сердца народных масс. Тем более, все ждали войну с немцами , и избавление от «пятой колонны» - было видимой необходимостью. Н. Д. –Я не думаю, я это знаю Скачать фильм казис буошка через торрент. Снечкус был порядочным человеком и не хотел никаких депортаций и всеми силами пытался их избежать. Поздней осенью сорок первого года, перед чекистами Литвы, сумевшими уйти на восток после начала войны и собранными под Москвой, выступил лично нарком Внутренних Дел Литвы старший майор ГБ ( впоследствии генерал) Гудайтис – Гузявичус, старый коммунист - подпольщик. И он, не боясь ничего, и не пытаясь оправдаться, просто рассказал, как 1/6/1941 он и Снечкус специально отправили в годовой отпуск почти 500 местных сотрудников отделов НКВД. Всех направили на отдых в Крым, а в Москву доложили, что поскольку большинство личного оперативного состава находится в отпуске – они просят отменить или хотя бы отложить депортацию до других времен. Но прислали из России свыше 1. 000 чекистов на проведение выселения, и… результаты вам известны. Вы сами сказали, что вся ваша семья тоже попала под эти репрессивные меры в Каунасе 14/6/1941. . . Г. К. - А где Вы находились в эти июньские дни 1941 года? Н. Д. - Там же , где и многие мои товарищи - чекисты, в Крыму, в Ялте. Санаторий «Орианда», принадлежавший Наркомату Внутренних Дел. Привезли нас туда на поезде, до Симферополя. Для многих из нас отдых в Крыму казался сладким сном. Что мы видели в жизни, кроме своих старых домов – лачуг на рабочих окраинах и камер литовских тюрем? А тут - совершенно другой мир, теплое ласковое море, солнце, так непохожее на наше, балтийское. Невиданная нами ранее еда. Красивые девушки, с которыми мы знакомились, при этом краснея и стесняясь своего слабого знания русского языка. Но эта идиллия закончилась восемнадцатого июня, когда поступил приказ - всем литовским чекистам собраться - « с вещами на выход». На машинах нас отвезли на ж/д вокзал в Симферополь, мы загрузились в вагоны и вечером 21/6/1941 наш поезд уже прибыл в Минск. Мы, вдвоем, с моим товарищем Блохом, погуляли по городу, сходили в Еврейский театр на идиш, и в час ночи сели в поезд Минск – Рига. И когда к пяти часам утра мы медленно подъезжали к Шауляю, то я видел, что во многих крестьянских домах вдоль железной дороги горит свет. Еще подумал, наверное, листовки LAF читают, с указаниями к активным действиям. А еще через несколько минут стали бомбить шауляйский военный аэродром Жокня, на котором размещались истребители, и когда поезд остановился на станции, у меня уже не было никаких сомнений, в том, что началась война… Г. К. – Утро 22- го июня. Шауляйский вокзал. Первая бомбардировка советских военных частей размещенных в черте города. От Шауляя до советско – германской границы примерно километров восемьдесят. Что произошло с Вами дальше? Н. Д. - Я кинулся к своему дому, который находился недалеко от вокзала. Отец, полуслепой, стоял у калитки и ждал меня. Уже несколько дней подряд, он все время проводил возле калитки, чувствовал сердцем, что я появлюсь. Он сказал мне – «Нахман! Возьми твои пистолеты и беги к своим. Если немцы придут, то тебя сразу убьют!» - «А ты с мамой?»- «Нас немцы не тронут. Я у них был два года в плену, хорошо их знаю. Простых людей они убивать не станут». Я в отпуск поехал без оружия, свой табельный пистолет ТТ оставил в сейфе , в отделе, но дома у меня хранились в тайнике еще два пистолета. Я взял оружие, свое кожаное пальто, еще какие-то вещи . А потом забрал родителей из дома и повел их на вокзал. На путях «стоял под парами» эшелон для желающих эвакуироваться. Посадил родителей в вагон. Дикой паники еще не наблюдалось. А партийный, советский и комсомольский актив Шауляя должен был уехать на восток в автобусах, и с ними намеревались отправиться в эвакуацию моя сестра Рахель и брат Песах. А самый младший брат Ицхак находился в это время в пионерском лагере под Палангой. Другой брат , Яков, работал хозяйственником, вольнонаемным в армейском госпитале рядом с Шауляем. Я простился с родителями в вагоне, вышел на пути и успел заскочить на последний поезд , шедший из Шауляя в сторону границы, на Тельшай. И больше мне не довелось увидеть своих родных… Выжил только брат Яков. Г. К. - Почему? Ведь Ваши родители уже находились по дороге на восток. Н. Д. - В 1945 году я узнал о судьбах своих родных. Никакой поезд на восток из Шауляя двадцать второго июня так и не ушел. Оказывается, что кто-то из русских заместителей местного начальства позвонил «наверх», и сообщил – «Разводят панику! Пораженческие настроения!». Сразу прибыл отряд армейских «особистов», и людям приказали выйти из вагонов и вернуться по домам. Была отменена и эвакуация партактива. Моего товарища по тюрьме, начальника городского отдела НКВД Мацкявичуса сняли с должности и хотели отдать под суд , с формулировкой - « За паникерство». ( Он после этого случая, так и не вернулся на службу «в органы», после войны работал председателем колхоза и стал Героем СоцТруда). Одним словом , никому из Шауляя выехать не дали! Мои родители были, потом, убиты литовскими полицаями в гетто. Младший брат, так и не выбрался из под Паланги , и обстоятельства его гибели точно не известны. А сестра Рахель и брат Песах, погибли при попытке уйти через Латвию в сторону России. Литовцы их застрелили. Г. К. - До Тельшая в то утро Вы добрались? Н. Д – Нет. Наш поезд разбомбили в щепки возле местечка Тришкай. После этой бомбежки, я открыл секретный пакет – «мобилизационный план», который для всех сотрудников отдела составил Морозов еще за месяц до войны. В нем указывалось место сбора сотрудников на случай начала боевых действий. И я понял, что «точка рандеву» находится совсем рядом с этим местечком. Пошел в Тришкай, на МТС, взял там лошадь без седла, и на ней поскакал на место предполагаемого сбора. На западе гремела канонада, над головой постоянно проносились немецкие эскадрильи. К вечеру в лес стали подходить от границы работники НКВД и пограничники. Многие уже израненные , в крови и в оборванном обмундировании, с немецкими трофейными автоматами и винтовками. А я в кожаном пальто без петлиц, в новенькой гимнастерке и хромовых сапогах. Контраст был сильным. И мы стали отходить к латвийской границе, в сторону города Валг. Шли с боями. Занимали оборону и отстреливались. Немцы были впереди и позади нас. Пришлось несколько раз, за эти первые десять дней войны, уничтожить в бою или вырезать несколько групп немецких десантников. По дороге к нам примыкали командиры и бойцы из обычных армейских частей, пограничники с разбитых застав, местные чекисты и партактив. Мы тоже несли потери, но второго июля вышли к Пскову. Работники НКВД разместились на трех грузовиках и к вечеру мы приехали на центральную площадь, возле рынка. Среди нас - трое тяжелораненых. Я тоже был ранен, но легко, осколок гранаты попал мне в ногу ( этот осколок вырезали только десять лет тому назад). Но всю дорогу на восток, я, хромая, боялся отстать из-за ранения от своих товарищей и оказаться один в немецком тылу. Все мы вышли в своей форме, со всеми документами и знаками различия. У каждого в руках – немецкий автомат, мы за эти десять дней прорыва, дай Бог каждому, немцев погробили. Нас немцы правильно называли «коммунистическими фанатиками», зазря никто из наших в конце июня не погиб, за всех отомстили. Легли спать на площади, прямо под машинами, и разбудила нас речь Сталина, раздававшаяся из «тарелок» - радиорепродукторов – «Братья и сестры!». Но времени, обсуждать эту речь, у нас не было, в этот день Псков был отдан гитлеровцам. Мы с трудом успели вырваться на станцию Дно, и оттуда, поездом, нас отправили в Ленинград. Мы вышли на перрон вокзала, грязные, небритые, в окровавленном обмундировании, обвешанные трофейным оружием и штыками, а на улицах города еще спокойно продают сдобные булки и газировку. На нас смотрели как на пришельцев из чужого мира. Сразу всю нашу чекистскую группу привезли в ПогранУправление, помыли, накормили, частично переодели. Тяжелораненых оставили в местном госпитале. Прошло несколько дней и нам передали распоряжение начальства - «Всех работников НКВД из прибалтийских республик отправить в город Молотов (Пермь)». Здесь были собраны 210 бывших оперативников из Литвы, Латвии и Эстонии. Нас сразу разделили на три группы, по «территориальному признаку». Выдали новое комсоставское обмундирование. Интересно, что даже до Молотова, мы доехали с трофейным оружием. Меня отправили в госпиталь. Врач осмотрел раненую ногу и спросил – «Справку о ранении выписывать?». Я отказался, опасаясь, что из - за этого легкого ранения меня признают негодным к строевой службе. В Молотове нас продержали до октября месяца. Там произошел курьезный случай. Один раз всех нас подняли по тревоге, кто-то сообщил, что выброшен немецкий десант. Это было полным абсурдом, в то время вряд ли бы какой-то немецкий самолет смог проделать расстояние в тысячи километров в оба конца, чтобы выбросить тактический десант. Но нас послали на прочесывание. Выяснилось, что местные жители столкнулись с большой группой беженцев из Прибалтики, в которой мало кто хоть немного владел русским языком, и приняли их за немецких шпионов. В октябре месяце, все три наши специальные группы НКВД перебросили в Москву. Г. К. - С какой целью? Н. Д – Наш командир , пожилой полковник Железняков, бывший «латышский стрелок», сказал, что в тяжелое для страны время, когда враг стоит у ворот Москвы, товарищ Сталин изъявил желание, чтобы его и правительство охраняли «прибалтийские чекисты», как в свое время Ленина и Кремль охраняли надежные и преданные Советской власти части латышских стрелков . Для нас это была высокая честь. Нам выдали автоматы, и на спецпоезде повезли на запад. Но как раз пошел слух о том , что правительство и Сталин эвакуированы из Москвы в Куйбышев , и в Уфе нас задержали до выяснения точной картины происходящего и получения дальнейших указаний. Здесь мой товарищ Репша заболел тифом и был оставлен в госпитале . Нашей «литовской» группой командовал Пятрас Расланас. Так что, свидетелем знаменитой «московской паники 16 –го октября» - я не был. В Москву мы прибыли только первого ноября 1941 года. Г. К. - И что дальше произошло? Н. Д. - Прямо с вокзала нас бросили на охрану периметра Кремля. Всем нам выдали новые белые полушубки, валенки, проверили наше оружие и боекомплект, и кинули прямо на камни , у кремлевских стен, для защиты от возможного немецкого десанта. Шесть суток мы находились под открытым небом. Погода была нелетной , город не бомбили. Горячее питание, горячий чай нам приносили прямо на посты. Каждый день сообщали новый пароль и отзыв. И так продолжалось до парада 7-го Ноября. На параде мы уже стояли в оцеплении Красной площади, это даже видно в кадрах кинохроники. Видел ли я Сталин, спрашиваете? Близко - нет, видел примерно за 150 метров, только фигуру. Восьмого числа нас привели в Центральную школу НКВД, что находилась напротив клуба МВД, дали выспаться, организовали нам баню. А потом сказали – «Все , спасибо! А теперь вы поедете учиться и работать». И привезли нас в район пехотных курсов «Выстрел». И здесь мы всю зиму сорок первого года рубили лес. Заготавливали дрова для отопления, каких – то ведомственных и правительственных зданий. Представляете : « чекисты – лесорубы». Кормили очень скудно, там мы под снегом искали мерзлую сгнившую картошку и свеклу с неубранных полей. По воскресеньям нас возили в Москву , в баню. Заготовленный нами лес везли в город по узкоколейной железной дороге. Многие из нас неоднократно подавали рапорты с просьбой об отправке на фронт в свои национальные части или о заброске в немецкий тыл, писали письма лично Калинину, но все получали один стандартный ответ – «Придет время, мы вас отправим на передовую! А пока…. ». Вспомнили серьезно о нас только весной 1942 года. Вернули в школу НКВД и тут начались настоящие занятия. В первую очередь нас учили русскому языку, а потом пошли уже основные дисциплины. Среди наших лекторов были Вильгельм Пикк, руководитель немецкой КП, сын Свердлова и много других известных людей. Часть из наших курсантов забрали в распоряжение Штаба Партизанского Движения, а нас прикрепили к РазведУправлению. Я тоже был должен уйти с группой десантников в немецкий тыл для развертывания агентурной и партизанской деятельности, но на решающей комиссии один генерал из серьезного ведомства меня забраковал , высказав следующее мнение – «Как, по вашему , этот человек сможет работать в немецком тылу? Внешне – типичный еврей, картавит, да еще , наверное, с обрезанием. Его же на вторые сутки вычислят. А простых подрывников мне и так хватает!»… Осенью сорок второго года были вновь реорганизации, и все три наши специальные оперативные группы были временно переподчинены республиканским партизанским штабам, но на процесс нашего обучения эти изменения не влияли, только менялась принадлежность к определенному ведомственному аппарату. Летом 1943 года мы закончили полный курс ускоренного обучения. Г. К. – Какую подготовку проходили курсанты прибалтийских специальных групп НКВД ? Я понимаю, что всего Вы говорить не будете, но если что – то сочтете возможным, расскажите. Что это была за подготовка : диверсионная, разведывательная, для работы в немецком тылу или только готовили «прифронтовых» контрразведчиков? Н. Д . – Отвечу очень коротко и схематично, без лишних деталей и уточнений, поскольку полномочий отвечать на подобные вопросы мне никто никогда не давал. Начнем… Наш «прибалтийский набор» - 200 человек был размещен в одной казарме. Периодически нас «фильтровали», кого-то отчисляли по различным причинам, кого-то переводили на соседние «партизанские курсы» для последующей заброски в тыл врага, иногда присылали новичков из фронтовых частей, например коммунистов из 16-ой Литовской Дивизии, но основной костяк оставался , это были люди, работавшие в органах НКВД с 1940 года, бывшие подпольщики , коммунисты и комсомольцы. Занимались мы по 12-14 часов в сутки. Нас готовили как «территориальные специальные группы НКВД для работы на освобожденных территориях» в своих республиках, для борьбы с немецкими шпионами и парашютистами , выявлению секретных агентов, диверсантов, бывших карателей и полицаев, прочих пособников и изменников всех мастей и видов. И спецкурс нашей подготовки во многом отличался от обычного курса этой школы. Учитывался неизбежный «местный колорит» и будущая специфика работы. Начальство прекрасно представляло, с чем и с кем нам придется столкнуться в недалеком будущем на освобожденных советских землях. Многое пришлось узнать, увидеть и услышать впервые. Допустим , по предмету «Агентурная работа», нас учили правилам и тонкостям вербовки, по разделам : «агенты», «секретные осведомители», «сочувствующие» и так далее. Были предметы по тактике и технике ведения допроса агента, по психологии противника и многое другое. Был отдельный курс – «Нахождение на территории противника», где мы изучали очень многие важные детали, но речь не шла о подготовке к длительному пребыванию в немецком тылу , не о легализации, а только о кратковременном пребывании на оккупированных территориях. Мы знали порядки в немецких частях, особенности уставного поведения немецких офицеров и солдат, все детали быта, формы , регалии и знаки, немецкое оружие, и так далее. Эти лекции нам читали немцы – антифашисты, бывшие военнослужащие вермахта , перешедшие на нашу сторону. Узнали организационную структуру вермахта , гестапо, абвера, полицейского управления. Получили знания об особенностях подготовки немецких агентов. Но, например, не было курса лекций по работе с шифрами, основам криптографии. Не учили радиоделу и другим способам и средствам связи. Но материала и предметов для обучения и так хватало по горло . Даже объясняли, как пить не пьянея. И еще много чего было, всяких и разных предметов и дисциплин. Обо всем не стоит рассказывать. Готовили нас очень опытные грамотные и толковые специалисты в своих «отраслях». Учебный процесс был очень насыщенный и требовал предельного напряжения физических и умственных сил. Тут надо принять во внимание наше слабое владение русским языком , а все занятия велись , естественно, на русском. Г. К. – Но для службы в специальных группах НКГБ готовили не кабинетных «паркетных контрразведчиков», а оперативников – «волкодавов», способных в любую секунду вступить в бой и обезвредить любую разведгруппу противника или опытного агента –парашютиста . Я понимаю, что и о деталях боевой подготовки Вам много говорить не хочется. Но в общих чертах. Какую боевую подготовку проходил «спецоперативник» в Высшей школе НКВД? Знал ли он, например, диверсионное подрывное дело? Что умел, чем владел? Н. Д. –Повторяю, основной нажим в нашей учебе делался на агентурную и вербовочную работу, из нас не готовили «поточным методом» Николаев Кузнецовых, хотя, в принципе, с подобной работой в немецком тылу, в случае получения такого задания, справилось бы немало ребят из нашего набора. Теперь, конкретно, по боевой подготовке. Подрывному делу нас профессионально не обучали, мы умели обращаться с взрывчаткой и минами, но наши знания были поверхностными, взорвать мост или пустить под откос эшелон - нас на такие дела специально не тренировали, для этого существовали обычные курсы минеров - подрывников. Хотя снять простую мину или заминировать дорогу, или, скажем, лесную тропу - мы могли спокойно. Мы обучались рукопашному бою (обычные приемы боевого самбо), владению ножом, учились как надо «бесшумно снять часового». Парашютной подготовки у нас не было, это был совсем не наш профиль. Стреляли из всех видов стрелкового оружия, даже из снайперских винтовок, но не было и в помине никаких «книжных штучек», таких как : стрельба из пистолетов с двух рук или метание ножей или изучение «секретных приемов» борьбы джиу-джитсу. А вот организации засад, разведпоисков, маскировке, взятию «языков» и преодолению эшелонированной обороны противника – нас обучили на «отлично». Когда с осени 1943 года и до начала операции «Багратион» наши прибалтийские спецгруппы НКГБ использовали в интересах фронта как обычных войсковых разведчиков, то даже зубры армейской разведки удивлялись , как это у нас все гладко и толково получается . А ведь мы , как правило, получали конкретные задания, «заказы». В качестве наглядного примера, я вам приведу одну цифру. В этот период, который мы иногда называли - «великое стояние под Оршей», отделение под моим командованием из 12 человек ( все офицеры из «литовской спецгруппы») взяло в плен 11 «языков»- офицеров, не потеряв в поисках в тылу врага ни одного человека. А ведь эти пленные офицеры почти все были «на заказ», сверху спускали «разнарядку», кто нужен, кого необходимо брать. И работали мы только «по офицерам», на задания ходили и в немецкой форме , и могли бы спокойно сойти за солдат вермахта, в случае, если бы не было дотошной проверки. Г. К. – Были какие-то особенности в дисциплине и поведении слушателей на курсе? Н. Д. - Дисциплина была железной, языки мы сильно «не распускали» , и в откровенные разговоры или в обсуждение обстановки на фронте вступали только со своими верными товарищами. Г. К. - Как кормили во время обучения? Н. Д. - Нормально кормили. Это же была Высшая школа со своими нормами и источниками снабжения , а не запасной полк где-нибудь в Чебаркуле, где «маршевики» с голоду «ноги протягивали». По праздникам выдавали 100 грамм наркомовских. Всем курсантам полагалось табачное довольствие. Я сам лично не курил и свою полученную пайковую махорку отдавал товарищам. Г. К. - Вы так и продолжали пребывать в курсантском звании во время учебы? Н. Д. –Нет. В январе 1943 года я стал младшим лейтенантом госбезопасности. В 1943 году это специальное звание было приравнено к армейскому званию «старший лейтенант», и я получил погоны с тремя звездочками. В 1945 году я был уже в обычном капитанском звании, поскольку специальные звания для офицеров ГБ были отменены. Г. К. - Непосредственно во время обучения, курсанты привлекались в качестве стажеров к работе с агентурой или для «фильтрации» в тыловых или фронтовых управлениях ГБ? Н. Д. – Лишний вопрос. Отвечу одним предложением. Командировки были, и в сторону тыла, и к фронту, наша учеба шла с перерывами. Г. К. – Когда спецгруппы ушли на фронт? Н. Д. – Летом 1943 года. В один из дней, мы получили приказ собраться , без вещей, оставив все личное имущество. Нас посадили на поезд, и отправили на Гжатск. Здесь началась работа «по профилю», фронтовая практика. Дальше работали под Смоленском, дислоцируясь в местечке Кузнецово, а в сентябре перебрались в только что освобожденный Смоленск. Город был полностью разрушен, среди нескольких уцелевших городских зданий, была старая тюрьма, использовавшаяся до войны НКВД, а в войну - смоленским гестапо. В тюрьме нас и разместили. Там, в Смоленске, произошел один трагический эпизод. На пятый день после взятия Смоленска, на воздух взлетела железнодорожная станция, немцы оставили в здании вокзала мины, заряды замедленного действия, и от взрывов этих мин погибло свыше трехсот наших солдат и офицеров. Г. К. -А какая задача стояла перед территориальными спецгруппами на белорусском направлении? Кроме работы с уже захваченными в плен немецкими пособниками , прислужниками и прочими «подозрительными элементами»? Н. Д. - После Смоленском «литовской» спецгруппе поручались задания следующего рода - пройти в немецкий тыл, и еще до прихода наших войск, из указанного командованием населенного пункта – «поймать, украсть, изъять, захватить ,пленить, (или - просто ликвидировать)», как хотите это назовите, одним словом, доставить для суда трибунала, карательную верхушку местного немецкого управления – начальника полиции, немецкого районного коменданта, командиров полицейских карательных подразделений и прочую нечисть. В определенном смысле это были политические акции – не дать уйти от справедливого возмездия палачам и предателям, и показать всему народу, что расплата за измену и злодеяния неминуема. Несколько раз такие задания выполнялись во взаимодействии с местными партизанами, от них мы получали информацию о точном нахождении «наших клиентов» в конкретном населенном пункте . Такие операции были проведены в Хиславичах, Любавичах, и еще в нескольких местах. Кроме того , помимо спецопераций в немецком тылу, наши группы двигались непосредственно за наступающими войсками, вылавливая предателей, не успевших убежать с немцами на запад. Г. К. - Подробности проведения подобных захватов можно услышать? Н. Д – Например, операция в местечке Любавичи. С помощью партизан и местных жителей мы там удачно взяли всю «тройку» - всех главарей оккупационной власти : немецкого коменданта, бургомистра, и начальника местной полиции. Через два дня наши войска прошли Любавичи, и мы сообщили своему начальству об успешном завершении операции. Нам приказали остаться в местечке . А потом туда прибыл военно- полевой трибунал , во главе которого был латыш по фамилии Якоби. На базарной площади состоялся суд. Местные жители давали свидетельские показания на захваченных предателей, и особенно они ненавидели местного полицейского начальника Жарыхина. Это был настоящий палач и садист. Свидетели говорили, как он расстреливал евреев, как зверски насиловал женщин, а потом убивал и их, как выискивал скрывающихся советских активистов , «окруженцев» и евреев, а потом , избивая на ходу, гнал их ко рвам, где безжалостно добивал. Рассказали, как Жарыхин руководил карательными операциями против партизан. На заседании суда я был переводчиком при допросе двух немцев. Они, немцы, все время повторяли, что только выполняли приказы Гитлера. И после допроса свидетелей и обвиняемых, в тот же день, вечером, было оглашено обвинительное заключение и решение трибунала. Приговор был таков : смертная казнь через повешение. На закате, солдаты из «трибунальского» спецвзвода быстро, тут же, соорудили виселицы для трех приговоренных. Подъехала открытая грузовая «трехтонка», предателей поставили на открытый помост машины, и, когда на шеи этих преступников надели петли, грузовик стал медленно отъезжать. И тут случилось неожиданное . Жарыхин был тяжелым, грузным мужиком, веревка его не выдержала и порвалась, он упал живым на землю. Председатель трибунала Якоби невнятно объявил, что по закону вторично вешать нельзя, и полицай будет отправлен на 25 лет отсидки в Сибирь, в лагеря, мол, такие существуют правила. Но простой народ эти правила признавать не хотел, местные жители моментально оттолкнули нас в стороны и толпой набросились на Жарыхина. Мы не успели оглянуться, как начальник полиции уже снова висел на веревке. На сей раз , веревка оказалась крепкой, а воля народа - еще крепче. Г. К. - А как «брали» упомянутых ранее Вами одиннадцать немецких «языков» - офицеров? Н. Д. - По разному брали… В октябре 1943 года мы прошли дополнительный короткий курс обучения ( при фронтовом УКР «Смерш») - для захвата «языков». В принципе , это дело мы уже неплохо знали во время учебе в «Вышке». Наши разведгруппы «работали» на 1-й Прибалтийский Фронт, к которому нас прикрепили в плане административного подчинения. Мы считались очень подготовленными людьми и шансов взять «языка» имели намного больше, чем обычная дивизионная разведка или группа армейского подчинения. В немецкий тыл шли в немецкой форме, действовали из ночных засад. В мое отделение входило 12 офицеров-«литовцев» : Стасис Скокаускас , Гилелис Блохас, Иван Антоновас, и другие ребята. Что очень важно – моя группа потерь не имела. В апреле 1944 года нашу «литовскую» спецгруппу отправили на отдых, больше мы за «языками» не ходили. Г. К. - А как вели себя взятые в плен Вашей группой немецкие военнослужащие? Н. Д. – Тихо, как амбарные мыши. Сами представьте, попадает в плен немец, взрослый человек, офицер, который оказывается в своем тылу в окружении дюжины русских разведчиков. И офицер прекрасно понимает, что при любом раскладе, даже если разведгруппу засекут и обложат со всех сторон, лично его , разведчики всегда успеют убить, еще до того как «товарищи из вермахта» придут к офицеру на выручку. И соответственно, напуганные немцы беспрекословно выполняли наши указания, Александра Матросова среди них не нашлось. Кстати , допрашивать этих пленных, «потрошить» их в немецком тылу – нам не разрешалось. Мы даже боялись брать с них трофеи. Вот, видите, храню на память бинокль с одного немецкого полковника, но, помню, что даже тогда переживал, а вдруг этот пленный полковник на допросе в штабе фронта на меня пожалуется, мол , «раздели» его разведчики. Г. К. - С каким оружием спецгруппы ходили в тыл врага? Н. Д. – Автоматы, гранаты, ножи, пистолеты. Я почему-то таскал с собой всегда два пистолета, да еще «игрушечный» маленький «вальтер», кажется , он назывался №1, с белыми инкрустированными «щечками» на рукоятке. Г. К. - Как награждали Вас и офицеров Вашей группы за успешные разведпоиски? Н. Д. – После каждого удачно выполненного задания нас «награждали» спиртом и американскими консервами, без ограничения. Про боевые награды речь не шла, считалось , что мы , это так - «по своей инициативе просто тренируемся». Войну я закончил с орденом ОВ 1-ой степени и медалью «За отвагу». В 1946 году , выяснилось, что за взятые «языки» сорок третьего года меня разыскивает еще один орден Отечественной Войны 2-й степени, который мне вручили только в 1947 году. К. Г. - А если обойтись без лишней скромности? Я буквально на днях беседовал с одной женщиной, бывшей кадровой оперативной работницей МГБ Литвы в сороковых годах. Она рассказала, что Вас представляли к званию Героя Советского Союза , в 1945 году. А эта женщина очень хорошо знает , что говорит. Н. Д. – Я видел в Управлении отдела кадров МГБ СССР архивное «литерное» дело, и там была копия представления к званию Героя в 1945 году. За немецких «языков»- офицеров и за взятие Вильнюса. В Литву, сверху, из Москвы, было отправлено указание , представить трех офицеров МГБ , за боевые успехи на фронте и в борьбе с нацистскими преступниками , к следующим наградам, перечисляю последовательно : к званию Героя, к ордену Ленина, и к ордену Красного Знамени. Поскольку речь шла о своего рода «разнарядке», то в приказе приводились определенные требования к биографиям офицеров госбезопасности, представляемых к наградам . Начальство решило, что на Героя, по требуемым критериям, тяну на все 100%- только я , как «старый коммунист –каторжанин», фронтовой разведчик, и начальник отделения по борьбе с бандитизмом 5 –го отдела МГБ . И в этом наградном листе, кстати, и были указаны мои 11 «языков» взятые в годы войны, прочие военные заслуги . И многое другое отмечалось в этом представлении. Но, в итоге , все вышло так – моему товарищу, Шимкусу, вместо ордена Ленина дали орден БКЗ, а третьему чекисту Стаскявичусу вместо Красного Знамени дали только орден Красной Звезды. Мой наградной лист где-то «затерялся в недрах Верховного Совета СССР». Потом уже мне старшие товарищи доверительно рассказали, что по их сведениям, это Поскребышев счел излишним положить этот список для последней подписи на стол Сталина, список с одними нерусскими и негрузинскими фамилиями. И только в 1967 по этому наградному листу я был награжден орденом Ленина. К ордену прилагалось личное поздравление председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова, в котором он общался ко мне со словами «Дорогой Нахман Ноахович», то бишь , в правильном варианте звучания моего имени-отчества, а не в литовском варианте, или в обыденном, в «общепринятом» - «Николай Николаевич». Вот в принципе все, по вашему вопросу. Г. К. - После отвода спецгрупп на отдых, офицерам – «прибалтам» поручались задания другого рода, не связанные с разведпоисками? Н. Д. – Да. Чтобы «не растеряли навыки», у нас , весной сорок четвертого, некоторых ребят отправляли в качестве оперуполномоченных Смерша сопровождать санитарные эшелоны. В войска уже шел массовый призыв с освобожденных территорий, и стрелковые части были в какой-то степени «засорены» бывшими пособниками оккупантов, проскочившими в армию через полевые военкоматы. Это « сомнительное» пополнение шло массовым порядком в пехоту, и через месяц - другой непосредственного нахождения на передовой , эти люди - или погибали в бою, или ранеными, ехали в санпоездах в тыловые госпиталя. И какой только публики в этих санитарных летучках не было. Я не имею в виду самострелов или дезертиров, симулирующих болезни. Там и бывших полицаев ,карателей, «власовцев», с лихвой хватало. Кто под своими именами, а кто и по чужим документам и биографиям, ехал в тыл, «раненым героем-бойцом Красной Армии». У нас, как-то , один из офицеров, раскрыл трех бывших украинских карателей, в числе эвакуированных раненых солдат. У них языки больно длинными оказались, стали шепотком хвалиться перед друг другом, кто из них больше евреев расстрелял, да один солдат это услышал. Доложил нашему офицеру, а тот и положил между этой «тройкой» своего человека. Слово за слово, и наш человек сошел за своего хохла – полицая. Пока в глубокий тыл доехали – все доказательства в измене Родине и в убийствах были собраны и документированы. Так выглядит обычная оперативная агентурная работа против военных преступников … Г. К. - Когда спецгруппы «прибалтов» приступили к непосредственной деятельности на территории своих родных республик? Н. Д. – На третий день после освобождения Минска. И если до этого момента, от нас , иногда , забирали кого-то из «эстонцев» на ЛенФронт, или «латышей» к партизанам, то в Минске произошло окончательное разделение групп, каждый пошел на территорию своей республики. Мы простились со своими латвийскими и эстонскими товарищами , с которыми прошли рядом долгий и непростой трехлетний путь. Наш командир и куратор полковник Железняков устроил прощальный банкет, мы выпили «за Родину и за Сталина», и , как говорится , «разъехались по домам». Литовскую группу в Белоруссии существенно пополнили, довели ее личный состав до 120 человек, и тут нам поручили специальное задание по проникновению в Вильнюс. Г. К. - Что это было за задание? Н. Д. - Вильнюс – всегда являлся предметом спора между Литвой и Польшой, поляки считали этот город своим, а литовцы всегда твердо знали, что Вильнюс – столица и сердце Литвы. Спец группа ГБ Литвы получила приказ лично от Снечкуса - первыми, впереди наступающих частей , войти в Вильнюс и тем самым показать всем, что Вильнюс - столица Литвы , (где уже активно действовали противостоящие нам многочисленные отряды Армии Крайовой - АК ), освобождена именно литовскими солдатами и офицерами . Поехали на нескольких «студбеккерах» на Вильнюс, многие офицеры были вооружены ручными пулеметами. Штурмовая офицерская группа, если точнее выразиться. Командовал группой Расланас, а я получил под командование отдельный взвод. Только отъехали от Минска , как по дороге на Вильнюс, нас развернули на юг пограничники - заградотрядовцы из полка по охране тыла. Потом мы узнали причину этого «разворота», оказывается,перед нами действовали группы подчиненные Павлу Судоплатову. В Вильнюс мы добирались через Гродненский тракт, и первое литовское местечко в котором мы остановились , было – Бутримонас. У нас в группе, был один молодой парень ,пулеметчик, уроженец этого местечка. Он погиб через сутки, после того как увидел своих родных. И мы пошли дальше на Вильнюс. В городе была полная неразбериха. Большинство немцев уже покинуло Вильнюс, но было великое множество мелких немецких групп , оказывающих сопротивление, а главное – крупные формирования партизан АК, подчиненных польскому правительству Сикорского в Лондоне, ставивших своей целью захватить Вильнюс, и объявить его частью суверенной польской территории. Советские войсковые части к моменту нашего появления в городе стояли на подступах, и только после того как мы захватили ключевые точки, вошли в Вильнюс и завязали уличные бои. В лесах рядом с городом находился большой еврейский партизанский отряд, который сразу пришел к нам на подмогу. Первым делом мы захватили по периметру здание Президиума Верховного Совета Литвы , но внутрь поначалу не заходили, опасались, что здание полностью заминировано. Поляки , захватившие гору Гедиминаса и установившие на ней свой польский старый государственный флаг, били по нам сверху из пулеметов. У нас появились потери. И засело на этой горе больше трех сотен «аковцев». А потом мы выбили поляков лихой атакой с горы Гедиминаса и водрузили на ней красный стяг. Пленных, простых польских офицеров, не убивали, а просто раздели до трусов, и отпустили почти голышом по домам. И стал Вильнюс снова – и советским , и литовским. Там со мной один интересный случай произошел. Когда пробились к зданию ВС , из костела стоящего напротив , появилась группа людей с белым флагом, человек тридцать. Обросшие, измученные. Это были цыгане, ( из нескольких тысяч цыган живших в Вильнюсе до войны уцелело 300 человек , скрывавшихся в вильнюсских катакомбах, ведущих до Тракая), они плакали и плясали от радости. Мы отдали им свои сухие пайки, сухари. Ко мне подошла старая цыганка, взяла в руку мою ладонь и по ней рассказала всю правду , что было со мной, и что будет. Все ее слова сбылись в будущем, все в точку. И когда она сказала, тебя не убьют, мсти врагам, и доживешь до глубокой старости, я сначала скептически улыбался, а со временем полностью поверил в ее предсказания, и уже никогда перед боем не думал о возможной смерти, всегда шел первым вперед, знал, что обязательно выживу. Но я тогда и предположить не мог, что моя война закончится только через десять лет после Победы. Г. К. – Первыми вошли в Каунас тоже чекисты? Н. Д. - Верно. В Каунасе не было уличных боев, город не пострадал, немцы ушли из города без боя , и чтобы вам там не рассказывали, знайте, что части Красной Армии заходили в город , уже контролируемый специальным отрядом литовского НКГБ. Командовал этим отрядом полковник Воронцов. Я , когда узнал , что для проведения специальной операции формируется группа, идущая на Каунас, то захотел попасть в нее, поближе к родному Шауляю, который еще был в немецких руках . Я, еще в Вильнюсе, подошел к Воронцову, представился, и попросил включить меня в состав этой группы, и был принят. Зашли в город на рассвете. Мне было поручено захватить в Каунасе генерала СС Кароля Егера и начальника полиции генерала Люциана Высоцкого. Где располагается его особняк , мы знали точно . Ворвались в особняк, а в нем никого, только на полу разбросаны вещи и книги. Среди них я заметил книгу Фейхтвангера на русском языке «Иудейская война». В доме, стоящем напротив , жил врач - литовец Абрайтис , который сказал, что генералы Егер и Высоцкий уехали с чемоданами на машине с охраной , за три часа до нашего появления, по направлению к Алексотскому мосту , ведущему на Кенигсберг. Мы двинулись дальше, на захват здания гестапо и немецкой разведшколы на улице Жальгирис №9. Эту школу немцы успели эвакуировать в Кенигсберг, но многие важные документы, включая списки учащихся , они в спешке забыли сжечь или не успели увезти с собой. Уже когда совсем рассвело, я поехал на «виллисе» в Слободку - Вильямполь, где находилось каунасское гетто. Взял с собой пять человек. Проезжали мимо горящей текстильной фабрики , навстречу нам бежали местные жители с тюками награбленной на фабрике мануфактуры. Доехали до моста, ведущего в гетто, но он был разрушен , и машина по нему пройти не могла. С двумя бойцами я побежал через остатки моста к гетто. А там местные литовцы копаются в развалинах, ищут хоть какую-то добычу. Они сказали, что остатки гетто, немцы еще неделю тому назад вывезли в Германию в концлагеря. Один из литовцев сказал мне, что под землей есть еще живые евреи, спрятавшиеся во время эвакуации гетто, и указал на нужный дом. Я подбежал, увидел стену загороженную шкафом и услышал за ним какие-то голоса. Дал выстрел в воздух и крикнул – «Люди , выходите! Пришла Красная Армия! Вы свободны! Вы будете жить!». Кричал по - русски и по –литовски, но из «схрона» никто не отзывался. Тогда я стал кричать на идиш – «Евреи! Выходите! Мы русские солдаты!». Я слышу голос оттуда – «Нахман! Это ты?». Меня узнала по голосу Гитель Вайсман-Березницкая, бывшая соседка по Шауляю. Из тайного убежища вышло 17 человек, выжившие подпольщики каунасского гетто. В рваной одежде, истощенные, голодные. Мы отдали им все что смогли : еду, нашли для них возле горящей фабрики тюк ткани, нашли для них какую-то обувь, и увели из Слободки в город, разместив в брошенных квартирах. А на следующий день в город вошли еврейские партизаны. И тут я поехал в Девятый Форт, в котором немцы уничтожили многие десятки тысяч евреев и советских военнопленных. И глядя на могильные рвы, в тот день я поклялся себе, что не успокоюсь и не перестану уничтожать всех этих карателей и палачей, пока не отомщу им за свою погибшую семью и за всех убитых литовских евреев. И если до этого дня я чувствовал себя первым делом чекистом, офицером-коммунистом, а уже потом евреем, то тогда все поменялось, и я сказал –, что в первую очередь - я еврей, а все остальное мне уже не так важно . И я дал себе слово, что за свой народ, из которого в Литве уцелели единицы, я мстить не устану. Пока каждый из палачей не будет лежать в могиле, или гнить в колымских снегах… Г. К. - Долгие годы Вы были начальником отделения по борьбе с бандитизмом МГБ Литвы , и о Ваших успехах в войне с «лесными братьями» в послевоенные годы до сих пор не перестают говорить. В современной Литве Ваше имя некоторые люди произносят с ненавистью и с зубовным скрежетом, а соратники вспоминают о Вас как о легенде, с огромным уважением. Имеете ли Вы желание рассказать о борьбе с «лесными братьями» в послевоенной Литве? Н. Д. – В принципе, я не против, но надо подумать… Ведь придется рассказывать , фактически, о гражданской войне в Литве, где с нашей стороны столкнулись в схватке с врагом люди, свято верящие в правоту своего дела и чистоту своих идей, а с противоборствующей стороны, в лесах и в подполье находились в основном только бывшие палачи и каратели из «отдельных полицейских литовских карательных батальонов»,( руки которых по локоть обагрены еврейской, литовской и русской кровью) , а также фашистские прислужники, сумевшие после войны найти укрытие в лесах и искалечить судьбы многих и многих десятков тысяч простых литовцев. И полную правду об этой войне никто рассказывать не хочет. Вся информация в последние годы подается только в одном лживом ракурсе – « как злобные Советы и русско-еврейские монстры- опричники из НКВД душили литовский народ». Такого не было и в помине. Думаю, мне есть о чем рассказать… Интервью и лит. обработка: Г. Койфман Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Существует русский дубляж,НО Я ставлю не случайно ссылку на англ. яз. ,т. к. мосфильмовская версия сильно порезанна цензурой того времени. 1940 год. Первые месяцы оккупации фашистами Франции. К живущему в Пиренейских горах пожилому пастуху-баску обращаются члены французского Сопротивления - помочь перевести через горы в более безопасную Испанию англо-еврейского профессора-антифашиста Джона Бергсона. Запросив за сложный переход 5000 песет, баск соглашается на сделку. Ситуацию усугубляет тот факт, что скрывающийся во французском городе Тулузе Бергсон в последний момент решает взять с собой и свою семью (престарелую жену Ариэль, сына и дочь). А самое главное : по приказу самого Гиммлера профессора стал выслеживать одержимый фанатик-нацист, капитан СС Фон Берков. А этот «истинный ариец» не знает ни жалости, ни сострадания - садистки убивая не только членов Сопротивления, но и непричастных к поединку людей. Начинается многодневное преследование беглецов со стороны эсесовского безумца и его карательного отряда. . . Фильм не совсем о холокосте,но его тема присутствует. Для просмотра этого блока необходима регистрация Для просмотра этого блока необходима регистрация Год выхода: 2007 Режиссер: Дамиан Ли /Damian Lee/ В ролях: Дэрил Ханна /Daryl Hannah/, Рой Шайдер /Roy Scheider/, Ким Коутс /Kim Coates/, Колм Фиори /Colm Feore/, Джонатан Скарф /Jonathan Scarfe/, Нина Добрев /Nina Dobrev/, Захари Беннетт /Zachary Bennett/ О фильме: Оскар и Речел встретились в то время, когда Второй Мировая война поделила мир пополам. Он - разочаровавшийся в войне немецкий солдат, она — дочь раввина, но это не помешало им полюбить друг друга. Война разлучает влюбленных. Отец Оскара, будучи армейским генералом, настаивает, чтобы сын воевал до победного конца, и тот возвращается на фронт. Смирившись с мыслью о том, что она уже никогда уже не увидит возлюбленного, Речел выходит замуж за преподобного Бернара, и они вместе скрываются от нацистов. Все попытки влюбленных найти друг друга, ведут к русской линии фронта… Смогут ли они встретиться? Или война так и не даст им ни малейшего шанса быть вместе? Выпущено: Alchemist Entertainment Для просмотра этого блока необходима регистрация Драма; Atlantic Film Productions; 2:00 Режиссер: Джон Дэйли /John Daly/ В ролях: Мартин Ландау /Martin Landau/, Джуди Парфитт /Judy Parfitt/, Кенни Доти /Kenny Doughty/, Гретхен Беккер /Gretchen Becker/, Дэниэл Уэбб /Danny Webb/, Тайлер Биззелл /Tyler Bizzell/, Кэролайн Карвер /Caroline Carver/ Оккупированная Венгрия 1944 года. Молодые супруги Ханс и Ингрид Вассманы – идеальная арийская пара, вынужденная прислуживать в замке богатой еврейской семьи Краузенбергов. Состояние этого семейства привлекает главного гитлеровского помощника Генриха Гиммлера. В обмен на поместье он обещает Краузенбергам помочь тайно эмигрировать за границу. Сделка проходит гладко до того момента, пока не выясняется, что арийцы Вассманы не те, за кого себя выдают… Холокост - док. ф. качается тяжело-мало источников 1. Сотовый телефон был разработан израильтянами в израильском отделении Моторола – самом большом исследовательском центре Израиля. 2. Большая составляющая операционных систем Windows NT и ХР были разработаны в израильском отделении компании Microsoft. 3. Компьютерная технология Pentium MMX была разработана в Израильском отделении фирмы Intel. 4. Микропроцессоры Pentium-4 и Centrino были полностью разработаны, сконструированы и произведены в Израиле. Вероятнее всего, что процессор Pentium вашего компьютера сделан в Израиле. 5. Технология (voice mail) голосовых сообщений была разработана в Израиле. 6. Microsoft и Cisco открыли свои единственные вне США научно-исследовательские (R&D) центры только в Израиле. 7. Технология мгновенных сообщений ICQ была разработана в 1996-ом году четырьмя молодыми израильтянами. 8. Израиль занимает четвертое место (после США, России и Китая) по мощности военно-воздушных сил. При большом разнообразии самолетного парка, у Израиля более 250 самолетов F-16, это самая большая флотилия F-16 за пределами США. 9. Израиль занимает первое место в мире по количеству компьютеров на душу населения. 10. 24% израильских рабочих и служащих имеют университетские степени, у 12% есть ученые степени, вследствие чего, Израиль занимает третье место в мире (после США и Канады) по уровню образования населения. 11. В Израиле больше всего научных работ на душу населения - 109 страниц на каждые 10 000 человек, помимо этого, Израиль занимает одно из ведущих мест в мире по количеству поданных патентов на душу населения. 12. В Израиле, если рассматривать в пропорции к общей численности населения, самое большое в мире количество начинающих компаний. Именно Израиль, после США, занимает лидирующую позицию в мире по количеству открывающихся компаний (3500 компаний, большинство из которых занимаются разработкой, усовершенствованием и внедрением в жизнь высоких технологий). 13. С более чем 3000 начинающими компаниями в сфере высоких технологий, у Израиля самая высокая концентрация высокотехнологический компаний в мире, за исключением только Силиконовой Долины США. 14. Израиль занимает второе место в мире по капиталовложениям в предприятия, сразу после США. 15. После США и Канады, у Израиля самый длинный список компаний в NASDAQ. 16. Израиль имеет самое большое количество биотехнических компаний в мире в расчете на душу населения. 17. На Ближнем Востоке веками выращивают финиковые пальмы. В среднем, пальмовое дерево достигает 5-6 метров в высоту и дает в год около 14 кг. фиников. Израильские деревья дают урожай около 150 кг. в год и они достаточно низкие, чтобы собирать урожай с земли при помощи короткой лестницы. 18. Израиль обладает самостоятельным производством турбогенераторов для электростанций и современных танков и ракет ПВО. 19. У Израиля самый высокий средний уровень жизни на Ближнем Востоке. Годовой доход на человека в 2000-ом году составил 17 500 долларов - выше, чем в Великобритании. 20. У Израиля самый высокий процент на душу населения по количеству открывшихся биотехнологических компаний. 21. Израиль - единственная страна на Ближнем Востоке с либерально-демократическим устройством власти, при этом она более либерально – демократична, чем какая-либо другая страна в мире. 22. Когда в 1969-ом году Голда Мэйер была избрана премьер-министром Израиля, она стала второй женщиной в мировой истории, которую избрали на должность лидера страны. 23. Когда в результате террористического нападения было разрушено посольство США в Найроби, Кения, именно израильская спасательная команда прибыла на место происшествия в течение суток первой и спасла жизнь трех человек, освободив их из-под завалов. 24. Израиль занимает третье место в мире по уровню развития предпринимательства и первое - по участию в нем женщин и людей старше 55 лет. 25. В Израиле самый большой процент эмигрантов в соотношении к общей численности населения. Эмигранты приезжают в поисках демократии, религиозных свобод и экономических возможностей. 26. Израиль был первой страной, которая подписала Кимберлийский протокол - международный стандарт, сертифицирующий бриллианты в отношении того, что выручка с них не будет использована для поддержки незаконных военных формирований. 27. Израиль занимает второе место в мире по количеству выпущенных новых книг на душу населения. 28. Израиль - единственная страна в мире, которая вошла в XXI век со стабильно расширяющимися территориями зеленых насаждений. Данный факт особенно замечателен тем, что это происходит в такой климатической зоне, которая считается пустыней. 29. В Израиле самое большое количество музеев на душу населения, больше чем в любой другой стране. 30. Медицина: израильские ученные разработали первый полностью компьютеризированный, безрадиационный метод диагностики рака груди. 31. Израильская компания разработала полностью компьютеризированную систему для безошибочного распределения лекарств, тем самым упразднив человеческий фактор при выдаче лекарственных средств. К примеру: ежегодно в американских госпиталях от неправильной выдачи лекарств умирает 7000 пациентов. 32. Израильская компания Given Imaging разработала первую видеокамеру, которую можно проглатить, настолько маленькую, что ее можно поместить в таблетку. Ее используют для просмотра кишечника изнутри, камера помогает докторам в постановках диагнозов болезней пищевого тракта. 33. Ученые Израиля разработали новое устройство, отслеживающее сердечные сокращения посредством сложной системы датчиков и помогающее сердцу перекачивать кровь. Это открытие, возможно, спасет немало жизней людей с заболеваниями сердца. 34. Израиль лидирует по количеству ученых и технологов, занятых на рабочих местах - 145 специалистов на каждые 10 000 человек. Для сравнения: США - 85, Япония - 70 и менее чем 60 в Германии. С 25% из них работающих по специальности Израиль так же занимает первое место в этой категории. 35. Израильская компания первой разработала и построила полностью функционирующую большую электростанцию на солнечной энергии в южной Калифорнии в пустыне Мохав. Все вышеперечисленное было достигнуто во время постоянно текущей войны с непримеримым врагом который старается разрушить эту страну, в стране, где тратится на оборонные нужды больше чем в какой-либо другой стране мира. С днём рождения тебя Израиль! Израилю есть,чем гордиться! Это единственная страна, в которой у мамы ефрейтора записан номер мобильного телефона командира отделения, и . . . чтоб ему повылазило! Это единственная страна, которая запустила в космос спутник связи, но никто не дает другому договорить фразу. Это единственная страна, в которой уже взрывались иракские СКАДы, катюши из Ливана, самоубийцы из Газы и снаряды из Сирии, но все равно трехкомнатная квартира там стоит дороже, чем в Париже. Это единственная страна, в которой порнозвезды спрашивают "Ну, а что говорит по этому поводу твоя мама?", футболисты приходят на игру вместе с папой, чтобы тот накричал бы на тренера, а в пятницу вечером, когда все собираются у родителей, каждый сидит на своем собственном стуле, как и тогда, когда ему было пять лет. Это единственная страна, в которой израильское меню состоит из арабского салата, румынского кебаба, иракской питы и крема Бавария. Видимо, мы любим есть антисемитов. Это единственная страна, в которой человек в растрепанной рубашке с пятном на рукаве это министр, а сопровождающий его господин в костюме и галстуке его шофер. Это единственная страна, в которой мусульмане продают церковные сувениры христианам, (а так же евреям продают кипы и кабалистические повязки на руку в шабат) а те расплачиваются с ними банкнотами с изображением Рамбама (еврейский философ 11 века). Это единственная страна, в которой дети покидают родительский дом в 18 лет, но в 24 по-прежнему живут там. Это единственная страна, в которой можно знать о военном положении по тем песням, которые звучат по радио. Это единственная страна, в которой без проблем можно раздобыть компьютерную программу управления космическим кораблем, но техника по вызову для ремонта стиральной машины надо ожидать неделю, и только тут, если мы уже про это заговорили, существует единица измерения времени: "Я приду между одиннадцатью и шестью". Это единственная страна, в которой на первом свидании парень спрашивает у девушки, в каких войсках она служила, и единственная страна, где порой выясняется, что ее боевой опыт - богаче, чем у него. (!!!!!) Это единственная страна, в которой большинство ее жителей не в состоянии объяснить, почему они живут именно здесь, но у них есть тысяча объяснений, почему невозможно жить ни в одном другом месте. Это единственная страна, в которой если ты ненавидишь политиков, ненавидишь служащих, ненавидишь существующее положение, ненавидишь налоги, ненавидишь качество обслуживания и ненавидишь погоду, означает то, что ты любишь ее.

Самые популярные файлы

Популярные файлы, которые в данный момент ищут пользователи.

125

Размер базы файлов

898975 Файлов
2343409 Фильмов
13020 Игр
52568 Документов